Зазулин Г.В. "ЕСЛИ НЕТ СИЛЫ ВОЛИ, НУЖНА ВОЛЯ СИЛЫ"


     Глубоко убежден - проблема наркотиков сугубо политическая. Нет государственной воли, чтобы выстроить в одном направлении все ведомства, обязанные противодействовать наркомании. А ведь еще в 1993 году была принята "Концепция государственной политики по контролю за наркотиками в России", в которой указано, что для координации государственных органов, осуществляющих практический контроль за наркотиками, необходим единый центр - Комитет при Президенте (Правительстве) Российской Федерации. 
     Но и по сей день раздел Концепции "Организационное обеспечение" не выполнен. Нет в правительстве страны и в администрациях территорий таких комитетов. Уверен, что если бы они тогда появились на всех уровнях государственной власти, то были бы люди, персонально отвечающие за положение дел, и ситуация у нас была бы сейчас иной. 
     Государство "ушло" из многих сфер жизни граждан. Между людьми, которые практически занимаются проблемой наркомании и главами территорий прямого диалога, нет, а есть не менее 7 должностных ступеней. Получается "испорченный телефон". И пока не созданы специальные структуры, в каждой территориальной администрации необходим человек с единственной должностной обязанностью - вырабатывать и осуществлять политику борьбы с наркоманией. Важно, чтобы он непосредственно подчинялся губернатору или мэру. Он должен фактически определять, как действовать, чтобы наркотиков становилось меньше, готовить сильные решения исполнительной власти, контролировать результативность работы всех ведомств. Должностные инструкции ответственного за наркоманию лица должны быть прописаны так, чтобы он принимал сигналы прямо от энтузиастов, "сидящих в окопе", понимал их проблемы. Готовых "менеджеров антинаркотических программ" у нас нет, но их можно быстро и хорошо научить. 
     Я рассчитываю на поддержку международной организации "Европейские города против наркотиков" (ECAD). Петербург первым из российских городов вступил в эту организацию в 1994 году и с тех пор получает большую информационную и практическую помощь в противодействии наркотизации. Сегодня ECAD объединяет 230 городов континента, а в России, к сожалению, кроме нашего города антинаркотическую Декларацию ECAD подписали только Москва, Калининград, Вологда, Кириши и заявили о своем намерении Волхов и Сосновый Бор. Европейские города, пострадавшие в свое время от "белой чумы", подают нам руку помощи, а в ответ тишина. Едва ли дело в том, что не могут губернаторы и мэры наскрести в городской казне 200 долларов - такой льготный членский взнос установлен ECAD специально для наших городов (для западноевропейских городов с населением от 500 тыс. жителей взнос равен 5000 фунтов стерлингов). Думаю, дело скорее не в в пустоте наших городских бюджетов, а голов. Это по- нашему: погодить тушить пожар, пока крыша не занялась. 
     В Швеции государственная воля появилась в результате мощного воздействия общественных сил. У нас, к сожалению, общественные организации появляются не на стадии первичного предупреждения социальной угрозы, а тогда, когда масштабы явления доходят до такой степени, что появляется необходимость оказывать друг другу взаимопомощь. У нас на сегодня самая многочисленная организация матерей наркоманов - "Азария". Шесть лет они существуют, но власти до сих пор не смогли помочь им помещением. Есть общественные фонды для помощи лечению наркоманов и фонды взаимопомощи, общины типа "анонимные наркоманы". А куда обращаться ответственным родителям малолетних детей, которые хотят избежать беды? Их можно было бы объединить в области первичного предупреждения, чтобы риск родителей и их детей был минимальным. 
     Это побуждало бы гражданский контроль за отсутствием наркотиков в учебных заведениях. Этого у нас пока не получается. На входе в воронку наркозависимости, где необходима огромная работа по формированию здорового образа жизни, убережения молодежи от наркотиков, нет нацеленных на это общественных организаций. Задача государства, общественных лидеров заключается в помощи становлению родительских общественных организаций. Чем скорее они будут созданы, тем быстрее они заставят власть быть эффективной. 
     Несложно провести подготовку школьных охранников на определение тех, кто употребляет наркотики. Достаточно восьмичасовых занятий, чтобы каждый из них стал надежным "фильтром" на входе в школу, определяя употребивших наркотик с помощью теста по состоянию зрачков. Практически во всех развитых странах такие тесты - измерители зрачка - применяются к водителям автотранспорта. Сегодня у нас ГИБДД выявляет только тех, кто управляет автомобилем в алкогольном опьянении. Но никто не может сказать, сколько водителей находится на дорогах в наркотическом состоянии. Если по данным городской наркологической службы в Петербурге 70 тысяч наркозависимых и около 500 тысяч "экспериментирующих", то можно себе представить, сколько из них ежедневно оказываются за рулем. 
     Малоэффективное противодействие, а тем более либеральное отношение к употреблению наркотиков приведут к капитуляции перед этой проблемой, как это случилось в Голландии, Швейцарии и некоторых других странах. Мы можем еще остановить процесс падения в наркояму, в наркоэпидемию. Но надо понять, что это не решат ни наркологи, ни милиция, а только государственная политика, опирающаяся на общественное мнение и организации. 
     Люди доверили администрации свои судьбы и вправе ожидать ответственного отношения к своей личности и здоровью. Опыт Швеции показывает, что это возможно.