Критический отзыв на методическое пособие Р.Г. Дубровского "Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления"

Серова Елена Сергеевна

Серова Елена Сергеевна
соискатель научной степени 
кандидата наук Философского факультета СПбГУ

Методическое пособие Р.Г. Дубровского "Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления" было издано в 2011 году в Санкт-Петербурге издательством ООО "Медиапресс". Данное пособие состоит из предисловия, введения, 3 частей (каждая из которых включает в себя несколько параграфов) заключения и приложения. Всего это печатное издание в мягкой обложке содержит 54 страницы. Данное издание, как и предыдущая работа автора - методическое пособие "Организация территориальной системы профилактики", изданное в 2009 году в Санкт-Петербурге (ООО "Артикум плюс"), обращаются к такой важной теме антинаркотической политики как эффективность целевых антинаркотических программ. Уже сам факт создания таким специалистом, как Роман Дубровский, имеющим за спиной солидную научно-теоретическую базу и серьезный практический опыт антинаркотической деятельности, пособия для местного самоуправления, органов федеральной и региональной власти, не может не вселять оптимизм и надежду, что со временем целевые антинаркотические программы разных уровней в нашей стране смогут стать действительно эффективным инструментом реализации антинаркотической политики.

Однако хотелось бы обратить внимание на ряд характерных для данного пособия аспектов.

I) При чтении данного пособия возникает некоторая неопределенность в терминах, Рассмотрим, например, что автор подразумевает под термином "наркомания" и "наркотики". Так, здесь указаны следующие определения "Наркомания относится к кругу психических и поведенческих расстройств, вызванных употреблением опьяняющих (психоактивных веществ). Наркотиками называются опьяняющие вещества, которые, в связи с их опасностью, легально могут использоваться только в особых медицинских или научных целях" (1) . Напомним, что к психоактивным веществам помимо наркотических средств и психотропных веществ, чье потребления без назначения врача запрещается законодательством РФ (2), относятся алкоголь, никотин, а также кофеин, вещества в составе шоколада и т.п. Безусловно перечисленные вещества имеют разницу как в степени вредоносного воздействия на организм человека и социальную систему в целом, так и в сфере законодательного регулирования их распространения. Однако в пособии Р.Г. Дубровского, как, к сожалению, и во многих работах психологов и социологов, эта разница стирается. Что может только запутать людей, которые должны принимать конкретные решения на основе таких работ. Так, перечисляя целевые группы профилактики, автор упоминает помимо такой группы, как "лица, имеющие опыт единичных проб наркотических средств или изредка экспериментирующих с ними" (3) и такую группу как лица "систематически употребляющих психоактивные вещества без назначения врача" (4). Далее автор относит "эпизодически употребляющих психоактивные вещества, но при этом не имеющих болезненной симптоматики" (5) к целевой группе выборочной (selective) профилактики, которая направлена на коррекцию поведения. Из вышенаписанного становится ясно, что применение термина "психоактивные вещества" в таком контексте не корректно. Необходимо в начале подобных методических пособий дать чёткие определения основным понятиям, учитывая в т.ч. и их формулировки, зафиксированные в законодательных актах нашей страны.

II) В параграфе под названием "Теоретические основания профилактики наркомании" автор делает краткий анализ применяемой ранее биомедицинской модели болезни, на основании которой производилась классификация направлений профилактики. Затем утверждает, что "в отношении хронических болезней модель профилактики, основанная на биомедицинском подходе, оказывается малопригодной…" (6). И в завершении параграфа делает вывод о том, что "начиная с 1980-х годов, ведущие международные организации, определяющие глобальную политику в отношении наркотиков, используют модель, разработанную специально для профилактики психических заболеваний, в том числе и наркомании" (7). Однако рассматривая наркоманию как одно из психических заболеваний, автор существенно ограничивает представление о причинах данной проблемы, что прослеживается и в последующих материалах данного пособия. Р.Г. Дубровский обращает внимание только на медицинский и психологический аспекты потребления наркотических средств и психотропных веществ, практически игнорируя такие аспекты, как экономический, правовой и др. В действительности, появление таких психических заболеваний как наркомания или алкоголизм, в отличии, например, от маниакально-депрессивного психоза и др., стимулируются в т.ч. и рыночными методами. В настоящее время существует огромный нелегальный наркорынок, который с помощью самых современных средств маркетинга стимулирует повышение спроса на наркотические средства и психотропные вещества. Также большее количество наркозависимых приобрело свою болезнь в результате потребления наркотических средств и психотропных веществ без назначения врача - то есть противозаконного действия. Противозаконные действия в причинах появления других психических заболеваний не проявляются так явно. Распространение незаконного потребления наркотиков в большинстве случаев (если речь не идёт о наркоманиях терапевтического или профессионального типа (8)) носит эпидемический характер, то есть навык потребления наркотиков передается от человека к человеку, что так же не характерно в большинстве других психических заболеваниях. Эти и многие другие примеры позволяют сделать вывод о том, что рассматривая наркоманию лишь как одну из разновидностей психических заболеваний, да и вообще только как медицинскую и психологическую проблему, мы неизменно будем упускать важнейшие характеристики, связанные с экономическими, правовыми, политическими аспектами потребления наркотических средств и психотропных веществ.

III) Описывая направления работы в рамках общей профилактики, автор среди прочих направлений обозначил "формирование общественного мнения направлено на изменение норм, связанных с поведением "риска" и пропаганду ценностей нормативного здорового поведения" (9). К сожалению, в современных реалиях нужно констатировать факт, что сформированное общественное мнение относительно той или иной проблемы, например, относительно недопустимости незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, не является гарантом отказа от данных действий (в данном случае - от незаконного потребления). Что интересно, автор подтверждает этот тезис, когда в приложении "Исследование употребления психоактивных веществ среди учащихся в возрасте 15-16 лет в Северо-Западном федеральном округе Российской Федерации" делает вывод о том, что "… в целом негативное отношение к наркотикам не мешает подросткам, склонным к экспериментированию, пробовать опьяняющие вещества в провоцирующих ситуациях". (10) В связи с этим уместно формировать не столь общественное мнение относительно недопустимости незаконного потребления наркотиков, сколько конкретные модели поведения "непотребления", т.е. модели наркобезопасного поведения. (11)

IV) В разделе "Направления профилактики наркомании" автор пишет: "… широко распространенное в СМИ использование необоснованных и чрезмерных алармистских настроений и стереотипизированных образов представителей маргинальных групп, исключенных из общества, таких как потребители инъекционных наркотиков (ПИН), работниц коммерческого секса (РКС) и т.д. представляется неоправданным. И без того негативное отношение общества к представителям этих социальных групп в перспективе приводит к их стигматизации, что осложняет реализацию в их отношении профилактических мер".(12) Далее, Р.Г. Дубровский делает вывод, что информационная кампания должна быть направлена на "формирование негативного отношения не столько к наркопотребителям, сколько к формам поведения, распространенным в обществе, так или иначе провоцирующим наркоманию".(13) Опровергая данные тезисы, необходимо отметить, что социальная стигматизация наркопотребителей (вне зависимости от вида потребляемого наркотического средства или психотропного вещества) и других участников незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ в широких слоях общественности является одним из условий противодействия проникновения наркотической субкультуры в доминирующую культуру. Ведь потребление наркотиков не является частью традиционной русской культуры (термин "традиционная российская культура" (14), используемый в данном случае Р.Г. Дубровским, не корректен), но именно ввиду толерантности к потребителям наркотиков и участникам незаконного оборота, существует угроза внедрения этого, безусловно негативного элемента в современную российскую культуру. Необходимо понимать, что чем выше давление со стороны общества на потребителя наркотиков без назначения врача, чем меньше толерантность окружения в отношении его противозаконных действий, тем больше мотивации у такого человека обратится за помощью для прекращения потребления. Актуально привести здесь определение следующего понятия: "Антинаркотическая идеология - негативное отношение к участию в незаконном обороте наркотиков, сочувствие к тем, кто только начал потреблять наркотические средства или психотропные вещества (и стремится бросить - примечание Серовой Е.С.), безжалостное отношение к тем, кто их систематически потребляет и не желает бросать и ненависть к тем, кто их сбывает или вовлекает в наркопотребление других лиц" (15). Именно формирование моделей наркобезопасного поведения широких слоев населения на основе данной идеологии является одним из важнейших факторов противодействия наркотизации населения.

V) В первом разделе брошюры Р.Г. Дубровский пишет, что "управление системой профилактики наркомании осуществляется на основе системы взаимосвязанных документов правового и организационного характера" (16), приводит схему иерархии этих актов и документов, подчеркивая, что "каждый из этих уровней определяет содержание нижних и обеспечивает выполнение верхних" (17). Из чего следует, что вся система профилактики должна базироваться на правовых основах. Однако далее по тексту представляется интересным тот факт, что автор, описывая направления профилактики, не учитывает правовое определение понятия "молодежь", существующее в настоящее время в России. Стоит напомнить, что согласно Стратегии государственной молодёжной политики в Российской Федерации, утвержденной Распоряжением Правительства РФ от 18 декабря 2006 года N 1760-р, возрастные границы молодёжи - 14 - 30 лет. Р.Г. Дубровский никаким образом не разделяет подростков и молодежь и предлагает одинаковые меры для всех этих людей в зависимости от направления профилактики, но без учёта возрастных особенностей. Автор пишет: "Симптоматическая профилактика направлена на лиц, уже имеющих опыт потребления наркотиков, но ещё не имеющих клинического статуса больных наркоманией" (18). И в качестве рекомендации по профилактической работе среди таких людей резюмирует следующее: "На сегодняшний день профилактическая работа в рамках симптоматической профилактики в полной мере может проводиться на базе упомянутых выше кризисных подростковых служб" (19). Во-первых, представляется крайне проблематичным привести молодого человека, например, в возрасте 26 лет, имеющего опыт потребления наркотиков, в кризисную подростковую службу. А во-вторых, помимо разнообразных видов психологической помощи, есть ещё достаточное количество механизмов, способных мотивировать молодого человека отказаться от потребления наркотиков. Однако в своей работе автор о них вообще не упоминает. В частности, описывая опыт организации профилактики наркомании на территории на примере Колпинского района г. Санкт-Петербурга, Р.Г. Дубровский в части, касающейся симптоматической профилактики, ведёт речь только о социальной работе в отношении наркопотребителей-подростков (20). При этом, не предоставляя информации, например, о такой уникальной черте данного проекта, как ориентирование на административное наказание в виде ареста до 15 суток для потребителей наркотиков, являющееся одним из эффективных методов профилактики наркопотребления в рамках симптоматической профилактики, а также профилактики наркопреступности.

VI) В параграфе под названием "Профилактика в отношении потребителей инъекционных наркотиков" автор пишет: "Организационные недостатки на всех описанных выше этапах профилактической работы приводят к формированию в обществе крайне проблемной социальной группы - потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) …" (21). А далее Р.Г. Дубровский приводит спорный тезис "Представители этой группы обычно не попадают в поле зрения официальной системы здравоохранения и основной формой доступа к ней является аутрич работа…" (22). Однако согласно данным структур здравоохранения, зарегистрированных потребителей наркотиков на 2010г. было 547081 человек, из них потребителей инъекционных наркотиков - 393534, то есть 71,9% (23). Отсюда вывод, что потребители ПИН попадают в поле зрения официальной системы здравоохранения гораздо чаще, чем потребители других видов наркотических средств и психотропных веществ.

VII) В разделе "Разработка и оценка целевых антинаркотических программ" можно наблюдать противоречие. Р. Г. Дубровский пишет: "Цели и задачи должны подразумевать только потенциально достижимые результаты. Постановка заведомо неисполнимых целей и задач может привести к систематическим нарушениям правовой базы своей деятельности работниками ведомств - исполнителей программы, например к умышленному недоучёту негативных явлений и к демонстрации только тех результатов, которые характеризуют их работу… То есть предметом финансирования не может быть, например, сокращение масштабов незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ само по себе" (24). Однако следующим пунктом, автор указывает, что "формулировки целей и задач программы должны соответствовать правовым формулировкам федеральных и региональных документов, регламентирующих, антинаркотическую политику" (25). В настоящее время в силе Федеральный закон N 3 от 08.01.98 "О наркотических средствах и психотропных веществах". Цель государственной политики РФ в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту зафиксирована в статье 4, п. 1 и определена как: "установление строгого контроля за оборотом наркотических средств, психотропных веществ, постепенное сокращение числа больных наркоманией, сокращение количества правонарушений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ". Часть "контроль за оборотом наркотических средств, психотропных веществ" нет необходимости включать в определение цели, поскольку, на наш взгляд, контроль является одной из функций управления как такового, и не может служить целью политики, в т.ч. и антинаркотической. На сегодняшний день, основным таким документом в стране является Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации. Генеральной целью Стратегии является существенное сокращение незаконного распространения и немедицинского потребления наркотиков, масштабов последствий их незаконного оборота для безопасности и здоровья личности, общества и государства. Таким образом, цели региональных целевых программ должны соответствовать цели антинаркотической политики государства. А вот в задачах как раз и должны быть представлены решения специфических проблем, характерных для данного региона, препятствующих достижению данной цели. Автор пишет: "Так, целевым индикатором задачи "создание условий для реабилитации лиц, отказавшихся от наркотиков и прошедших курс лечения от наркотической зависимости", может быть, например "количество действующих в регионе реабилитационных программ", но не может быть ?количество лиц, обратившихся для участия в реабилитационных программах?, поскольку здесь речь идёт о поведении целевой группы, т.е. об ожидаемом результате" (26). Во-первых, формулировка задачи "создание условий для…" сама по себе некорректна. Она слишком расплывчата. Во-вторых, если в данной программе соблюден принцип "соответствие задач обозначенной цели", можно сделать вывод о том, что и сама формулировка цели не соответствует цели антинаркотической политики РФ. И далее автор прямо пишет о том, что формулировка, подобная существующей формулировки цели антинаркотической политики России необоснованна: "Поэтому формулировки программных целей или ожидаемых результатов подобные сокращению масштабов незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ, выглядят, по меньшей мере, выглядит по меньшей мере необоснованно"(27). Такой вывод автор делает из следующей предпосылки: " … на уровень наркопотребления в любом регионе страны в первую очередь влияют социально-исторические причины, по сравнению с которыми эффекты антинаркотических программ незначительны" (28). Непонятен смысл данных тезисов в подобном методическом пособии, ведь после него мотивация на улучшение своих целевых программ в т.ч. с помощью приведенных ранее рекомендаций, у специалистов может пропасть.

Цель антинаркотической программы региона РФ должна соответствовать цели антинаркотической политики РФ, к этой формулировке в регионе может быть добавлен конкретный числовой показатель сокращения, которого планируется достичь за период действия программы. А целевые показатели такой программы должны быть релевантными целям и задачам и отражать степень вклада решения каждой задачи в достижение цели. Формулировка цели "Создание условий для…" показывает свою несостоятельность, поскольку исполнителям можно тратить бюджет программы на ведомственные нужды, связанные с антинаркотической деятельностью, при этом ни сколько не беспокоясь о том, как решение таких ведомственных вопросов повлияет на достижение цели антинаркотической политики региона. Поскольку эффективность создаваемых условий не оценивается. С большой долей вероятности можно сказать о том, что если в региональных программах будут стоять формулировки целей, соответствующие цели антинаркотической политики РФ, их исполнение будет чётко контролироваться, то первоначально целевые показатели могут быть недостигнуты. Именно анализ причин недостижения целевых показателей послужит основой для выработки эффективных решений для оптимизации целевых антинаркотических программ следующих периодов.

Даже этот поверхностный анализ позволяет сделать вывод о том, что эта несомненно крайне интересная и информативная для дальнейшего научного исследования работа Р.Г. Дубровского может являться базой для накопления теоретических знаний и формулирования практических рекомендаций в целях повышения эффективности использования программно-целевого подхода в российской антинаркотической политике.


  1. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.9
  2. См. статью 40 Федерального закона N 3 от 08.01.98 "О наркотических средствах и психотропных веществах"
  3. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.10
  4. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.10
  5. Там же. С.12-13.
  6. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011 С 12.
  7. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011 С 12.
  8. См.: Антинаркотическая политика: шведские ответы на российские вопросы. Сб. статей/ сост. Зазулин Г.В., Сунами А. Н./СПб, 2008. С. 40-41
  9. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.13.
  10. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.54
  11. Серова Е.С. Молодежные субкультуры и наркобезопасное поведение/Материалы Конференции "Взаимодействие исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга и общественных организаций в области профилактики наркомании"/ СПб, 2010. С.109-110.
  12. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.14
  13. Там же. С.14
  14. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.13
  15. Зазулин Г.В. Наркоконфликтология/Санкт-Петербургский университет, спецвыпуск 18 мая 2007г.
  16. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.7
  17. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.7
  18. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.18
  19. Там же. С.19
  20. См.:Там же . С.41-48
  21. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.21/
  22. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.21/
  23. Основные показатели деятельности наркологической службы в 2010 году. Материалы подготовлены и оформлены под руководством Кошкиной Е.А. сотрудниками отделения эпидемиологии Киржановой В.В., Сидорюк О.В., Григоровой Н.И., Константиновой Н.Я. Национальный научный центр наркологии. datadepot.10gb.ru/dd51/020310.pdf (28.09.11)
  24. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.26
  25. Там же С.27
  26. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.32
  27. Дубровский Р.Г. Организация системы профилактики наркомании органами местного самоуправления/СПб, 2011. С.33
  28. Там же. С. 32-33