Критические отзывы на брошюру В.Д. Менделевича, Р.Г. Садыковой, А.С. Кондратьева "Общественное мнение о наркоситуации в России"

Артем Сунами, София Акимова, Инна Пик, Общественное мнение о наркоситуации в РоссииНа научно-практической конференции "Общество против наркотиков" (18-19 октября 2006 г. Казань) участникам семинара была представлена в качестве раздаточного материала брошюра В.Д. Менделевича, Р.Г. Садыковой, А.С. Кондратьева "Общественное мнение о наркоситуации в России". Студенты и выпускники СПбГУ, интересующиеся вопросами становления российской антинаркотической политикой ее прочитали, и выяснилось, что со многими утверждениями авторов они не согласны. 
Критические отзывы Софии Акимовой, Инны Пик и Артема Сунами представляют интерес для российских специалистов заинтересованных в формировании общественного мнения основанного на недопустимости как потребления наркотиков без назначения врача, так и недопустимости официального назначения наркоманам наркотиков.

Инна Пик

Инна Пик,
бакалавр журналистики СПбГУ,
магистрант кафедры конфликтологии СПбГУ 
e-mail: inn-pik@yandex.ru

    В октябре 2006 года, в городе Казань прошла межрегиональная научно-практическая конференция "Общество против наркотиков", в рамках которой участникам была предложена работа В.Д. Менделевича, Р.Г. Садыковой, А.С Кондратьева на тему "Общественное мнение о наркоситуации в России". В работе представлены результаты социологического мониторинга по оценке общественного мнения о размерах наркотизации населения, организации наркологической помощи и антинаркотической деятельности за период 2004-2006 года. 
    Для того, чтобы изучить срез общественного мнения в данном вопросе, авторы использовали результаты анонимных анкет, которые заполнялись различными социальными группами населения: рабочие, служащие, учащиеся, студенты, пенсионеры, милиционеры, врачи-наркологи, медицинские сестры наркологических учреждений, военнослужащие, больные наркоманией, их родители и близкие родственники. Как говорят авторы данного пособия, выбор именно таких групп общества диктовался целью изучить мнение различных слоев населения (в том числе заинтересованных). 
    Нужно заметить, что во всей работе не отражено общее и четкое определение понятия "общественное мнение", которое на самом деле имеет множество вариантов интерпретации со стороны таких фундаментальных наук как: философия, социология, политология и др. Таким образом, определение данного понятия в вышеназванной работе, представляется как абстрактное мнение жителей Казани о наркотической ситуации в России и в их родном городе в частности. Причем, это мнение отражается через призму специфики задаваемых в анонимных анкетах вопросов, тем самым, сужая возможность более полного отражения действительности. Так, к примеру, в выяснении мнения общества по поводу: "Что надо сделать в первую очередь для того, чтобы эффективно бороться с потреблением наркотиков?", среди вариантов ответа таких как: "Ужесточить контроль за распространением", "Шире развивать сеть досуговых центров", "Активнее проводить воспитательную работу", "Лучше лечить наркоманов", "Ввести смертную казнь за продажу наркотиков", "Лишать наркомана свободы за употребление" нет такого принципиально важного варианта, как взаимодействие со средствами массовой информации и изучение их идеологии в подаче информации о наркотиках, наркоманах и наркотизации. Нельзя не признать, что одним из основных инструментов формирования общественного мнения, являются средства массовой информации, так как приоритетным источником наших знаний о происходящем в мире, регионе, городе, районе, являются газеты, теле и радио каналы и интернет. Отнюдь, авторы данного исследования не посчитали НУЖНЫМ ВКЛЮЧИТЬ СМИ в вопросы о предполагаемых эффективных методах профилактики наркотизации. 
    В разделе "Пути решения проблемы глазами обывателя - репрессивная, либеральная, рациональная стратегии", отражены основные положения "диаметрально противоположных и противоборствующих стратегий". В ходе анализа предоставленной информации по данным концепциям можно сделать вывод, что обоснования"репрессивной" и "либеральной" концепции основаны на ряде мифов, созданных самим обществом при субъективном понимании того, что же есть данные стратегии. Например, авторы работы утверждают:

"Репрессивная стратегия исходит из нескольких посылов:
  1. наркоман представляет социальную опасность,
  2. наркомания неизлечима;
  3. применение к наркоману медицинских мер недостаточно" и пр.
"Либеральная стратегия исходит из иных посылов:
  1. наркотическое потребление является добровольным выбором человека;
  2. формирование наркозависимости зависит в большей степени от культуры человека, а не от биологических особенностей человека;
  3. существуют наркотические вещества, от которых наркомания не возникает;
  4. если наркомания возникла у человека, то она неизлечима;
  5. необходимо законодательно разрешить людям потреблять наркотические вещества, так как это сделано в отношении "социально одобряемого наркотика" - алкоголя".

    При этом, объяснение "рациональной стратегии", напротив осуществляется авторами с помощью научных и сугубо специальных понятий: "Рациональная стратегия исходит из следующих посылов 
- наркомания появляется в виде патологических поведенческих паттернов непсихотического уровня; 
- терапия наркомании должна включать лечение патологического влечения к ПАВ, являющихся физиологическим по своей сути, и коррекцию личностных девиаций, приведших к возникновению психологической зависимости; 
- труднокурабельные, резистентные к терапии наркозависимости в целях профилактики ВИЧ-инфекции и гепатитов, а так же для снижения их потенциальной криминогенности нуждаются в участии в программах по т.н. "снижению вреда". 
Таким образом, различие стилей в подаче данной информации автоматически ориентировало опрашиваемых в рамках социологического исследования респондентов на правильность только одной стратегии, подкрепленной научными обоснованиями и терминами, не оставляя выбора для самостоятельного анализа. 
    Так же интересным является такой фрагмент текста: "Репрессивная парадигма зиждется на нежелании членов общества вникнуть в суть проблемы, проявить эмпатию по отношению к больным людям. С другой стороны, сообщество наркоманов также до настоящего времени не желает примириться с тем, что существует иное общество, исповедующее иные принципы жизни".

      Соответственно после прочтения данного отрывка текста 
напрашивается ряд вопросов:
  1. Каким образом вообще можно уравнивать в статусе нормальное, здоровое общество и общество наркоманов, давая каждому из них одинаковые полномочия, принимать или не принимать принципы друг друга? Ведь в предыдущем предложении говорится о том, что общество наркоманов - это общество больных людей.
  2. Соответственно не совсем понятно, каким образом авторы работы признают автономность сообщества наркоманов, имеющих при этом совершенно странные представления о существовании "иного общества, исповедующего иные принципы".

    Следовательно, можно сделать вывод о том, что либо нормальное общество образовалось из общества наркоманов и откололось от него, выработав собственную идеологию, либо сообщество наркоманов всегда существовало отдельно от здорового общества, хотя все мы знаем, что человек переходит в "сообщество наркоманов" всё ещё оставаясь неразрывно связанным с окружающим его миром, теми же здоровыми людьми, ведь до некоторых пор он и сам был членом этого "иного общества". Поэтому мне представляется, что данный отрывок текста может ввести в заблуждение читателя и поэтому стоит признать, что он является источником некорректной и неправильной информации. 

    В целом, издание "Общественное мнение о наркоситуации в России" не производит впечатления фундаментальности. В работе представлено множество статистических данных призванных подтвердить обоснованность выводов авторов, но даже одно то, что (как ясно из текста) респондентами были жители только города Казани, материалы не могут отразить полного спектра общественного мнения России по вопросу наркотизации в стране, как на это претендует название брошюры.

София Акимова

София Акимова,
Студентка 3 курса кафедры
истории западно-европейской философии
факультета философии и политологии СПбГУ

    Авторы брошюры "Общественное мнение о наркоситуации в России" предваряют свое исследование рассуждениями о тенденциозности современных исследований наркоситуации и, следовательно, пытаются вывести нечто, способное эту тенденциозность исправить. В качестве примера такой тенденциозности авторы приводят цитату из иеромонаха Берестова, чья "нелепость" выгодно подчеркивает для авторов полную абсурдность всех, кого они причисляют к тенденциозным исследователям. После данной цитаты следует вывод о том, что "понятно, что никакой научностью данные "исследования" не обладают и даже не претендуют на это". Ну, так и зачем и критика, если данный отрывок даже не претендует на роль исследования. Как кажется, пафос уважаемого иеромонаха рассчитан не на специалиста, а носит идеологический характер с принципиальной на то установкой, и сам автор выступает здесь не как кабинетный ученый, а как церковник и догматик. 
    В качестве возможного способа избегания тенденциозности авторы предлагают строго следовать "законам научного исследования", фактически, настаивая на объективизации исследования наркоситуации в лучших традициях позитивизма. Они обвиняют эти "псевдосоциологические исследования" в том, что "они склонны игнорировать социологию как науку с ее законами, принципами, процедурами". Можно заметить что, социология обладает более широким набором инструментов, нежели чем полагают авторы брошюры "Общественное мнение о наркоситуации в России". Существуют и качественные методы исследований, которые более субъективны, чем сухая статистика, но, тем не менее, способны гораздо ближе приблизить нас к сути и к коренным смыслам исследуемой области. 
    Тенденциозно ли само исследование В.Д. Менделевича, Р.А. Садыковой и А.С. Кондратьева? Как кажется, да. Результаты проведенного ими исследование общественного мнения говорит нам о том, что это мнение более склонно к тому, что авторы называют "репрессивной политикой" (например, стр. 38 - 40), но в качестве вывода авторами предлагаются поверхностные рассуждения о необходимости либерализации политики, против которой выступает сам объект исследования (население или общество). Это видится крайне странным и становится понятным, что авторы могли исследовать, что угодно, но выводы вывели бы однозначно те, которые стремились вывести. Разве это не тенденциозно?

Артем Сунами

Артем Сунами,
Магистр конфликтологии (СПбГУ),
соискатель ученой степени кандидата
политических наук (СПбГУ) 
e-mail: artsunami@mail.ru

   Хотелось бы отметить несколько моментов: 

1. Авторы брошюры "Общественное мнение о наркоситуации в России" выделяет три стратегии антинаркотической работы: репрессивную, либеральную, рациональную, безусловно ратуя за внедрения последней, в частности, отмечая отсутствие дифференцированного подхода к потребителям наркотиков в двух остальных стратегиях. В качестве параметра такого дифференцированного подхода предложена степень курабельности (излечимости). По мнению авторов необходимо признать тот факт, что не все потребители могут избавиться от пристрастия к наркотикам, и потому не нужно настаивать на прекращение ими потребления, а применять к ним т.н. методы "снижения вреда". Нескольким страницами ранее авторы заметили, что "масштабные и длительные исследования <...> показывают, что реальная эффективность терапии при адекватно поставленном лечебно-реабилитационном процессе не может превышать 33-35%". По всей видимости, это и есть степень курабельности - это фактически означает, что помочь можно одной трети, всем остальным раздать шприцы и "посадить на метадон". Мне такая стратегия видится не совсем рациональной. 

2. Авторы выделяют несколько линий противоборства, в частности общество - наркозависимые. Крайне интересный абзац - авторы предлагают искать компромисс между сторонами, без которого невозможно решение проблемы. О какой проблеме говорят авторы? Если это проблема незаконного оборота наркотиков (НОН), то о каком решении можно говорить в условиях, когда общество должно отказаться от своих требований к наркозависимым прекратить потреблять наркотики. Авторы выдвигают крайне не обоснованные претензии в адрес "репрессивной парадигмы", обвиняя ее сторонников в том, что они не желают вникнуть в суть проблемы, "проявить эмпатию по отношению к больным людям". Хотелось бы заметить, что эмпатия к людям вполне может и должна сочетаться с нулевой толерантностью по отношению к потреблению этими людьми наркотиков. 

3. Крайне странным видится эмблема "репрессивной" международной организации "Европейские города против наркотиков" (ECAD) на титульном листе этой брошюры.