Мозг и наркотики: конфликт инстинкта самосохранения и программы самоуничтожения

"Мозг и наркотики:
конфликт инстинкта самосохранения и программы самоуничтожения"

Санкт-Петербургский Государственный Университет, 17 ноября 2006 года. Выступление на семинаре ECAD "Наркотики и смерть"

Сергей Калишевич,
доктор медицинских наук, профессор МАПО

В моем сообщении я хотел бы обратить внимание на одно из наиболее трагических последствий симбмиоза "наркотики и мозг". Это последствие - наркозависимое поведение. А парадокс заключается в том, что наркозависимое поведение попирает важнейший инстинкт самосохранения и превращает поведение, исходно ориентированное на сохранение жизни, в поведение, ориентированное на смерть. Как происходит эта страшная трансформация, какие механизмы лежат в ее основе? Все эти вопросы являются сущностными для современной наркологии. Ответы на них приближают нас к пониманию биологической сущности явления под названием феномен патологической зависимости от психоактивных веществ. Попытка ответить на эти вопросы - главная цель нашего сообщения. 

Осуществить эту попытку нам поможет особая дидактическая модель, которую я и представляю вашему вниманию. Феномен наркозависимого поведения мы рассматриваем с точки зрения двух начал. Два игрока на этой сцене - мозг и наркотик. Именно взаимодействие двух начал приводит к такому парадоксальному результату. Дидактическая модель, упомянутая мною, описывает функционирование интактного здорового мозга, начиная с элементарной формы клетки и заканчивая уровнем поведения, отслеживая при этом идею жизнесохранения - главную идею живой природы. В окружающем нас мире действуют законы, описывающие принципы устойчивости живых систем. Нарушая эти законы, нельзя сохранить жизнь. Как следствие из этих законов вытекают логические последовательности выживания в любой живой системе. Поддержание клеточного метаболизма, то есть, того, что происходит в нейронах, невозможно без осуществления идей гомеостаза, биологического равновесия между внешним и внутренним состоянием организма. Гомеостаз, в свою очередь, невозможно поддерживать, если система не умеет правильно отвечать на внешнее воздействие. В этом - залог поддержания гомеостатического равновесия. Эта способность правильно отвечать на внешнее воздействие называется адаптивностью. Адаптивность невозможна без информационного обеспечения. Зона контакта между концевыми пластинками отростков нервных клеток - это пространство, где передача информационного сигнала осуществляется не электрическим, а химическим путем, при помощи посредника - нейромедиатора. Это зона синапса взята на картинке в кружок. На нее указывает стрелка. В мозге работают целые объединения синапсов, включающие в себя до нескольких миллионов таких образований. Эти объединения имеют особое функциональное значение и называются нейромедиаторными системами. Вот основные нейромедиаторные системы и их функционально значение.

  • холинергическая нейромедиаторная система поддерживает определенный уровень активности всех мозговых структур;
  • норадрен-допамин-сертаминминергическая система - это система, контролирующая негативные и позитивные эмоции;
  • система гамма-аминно масляной кислоты отвечает за уровень судорожной готовности, включает возбуждающие аминокислоты, отвечающие за активность информационно-аналитических процессов;
  • опиатная система, отвечающая за регуляцию болевых процессов и активность остальных нейромедиаторных систем;

    В результате действия всех этих систем мы имеем базисное чувство комфорта. Совокупная деятельность всех этих формирует состояние, которое должно быть адекватно внешним обстоятельствам. Например, состояние тревоги и максимальной концентрации усилий будет уместно в ситуации внешней угрозы и неуместно, если мы с друзьями сидим в турецкой бане. В этой адекватности заложен наш базисный комфорт. Наша готовность различать позитивные и негативные состояния с помощью чувств лежит в основе функционирования глобальной нейросистемы позитивного и негативного подкрепления. И это, несомненно, является важным звеном в формировании нашего поведения. 

Постараюсь пояснить принцип работы этой системы. При прикосновении к горячему предмету у нас возникают определенные болевые ощущения, которые мгновенно перемещают нас в зону дискомфорта. Это рождает мотив к последующему действию - руку нужно отдернуть. Мы отдергиваем руку и перемещаемся в зону наград, а потом опять - в сторону наказаний. По, сути, вся наша жизнь - это движение вокруг оси со сменой галсов, разделяющей эти два противоположных состояния. 

Для эффективного выбора поведенческого образца в каждой конкретной ситуации нам необходим еще один элемент. Этот элемент - память. Имен она позволяет нам выбрать лучший образец из многочисленных вариантов. Образец, который будет наиболее успешным, приближающим к зоне комфорта. 

Завершая разговор о нормально функционирующем мозге, представим схему дискретного поведенческого акта, из которого состоит непрерывный поведенческий континуум. Любой поведенческий акт состоит из следующих моментов: информация об этом поведении обрабатывается в мозге, оценивается позитивно или негативно и фиксируется в памяти с позитивной или негативной оценкой. В памяти же выбирается дальнейший поведенческий образец, который реализуется на практике. Здесь замыкается схема формирования одного конкретного поведенческого акта. Эта схема подчеркивает одну важную особенность нашего поведения. Это способность научения - усовершенствования поведенческих образцов. 

А теперь вернемся к другой картинке, на которой изображен его величество синопсис, зона, где информационный сигнал передается химически обусловленным способом при помощи нейромедиаторов. Именно этот этап в информационном обеспечении мозга является наиболее уязвимым и именно этим этапом пользуется наркотическое вещество, для того чтобы менять картину нормально функционирующего мозга. Все без исключения наркотики реализуют свои фармакологические эффекты через зону синапса. 

На этом рисунке представлены точки воздействия двух наркотиков - кокаина и героина. Наркотики, как правило, ускоряют нейромедиаторный процесс в системах, обеспечивающих сильные позитивные чувства. За счет этого влияние наркотиков обеспечивает сдвиг состояния в сторону позитивных чувств, вызывая опьянение. На этом рисунке графически показано влияние наркотика на систему награды и наказания человека. Этот сдвиг может быть разным по интенсивности. Все зависит от исходного состояния организма и объясняется феноменом наличия исходной, часто генетически обусловленной предрасположенности. Как правило, это - феномен дефицита некоторых медиаторов, например, эндорфинов, обусловленного генетическими аномалиями. Важно понимать, что расположенный к наркотикам человек может получать ярко выраженные позитивные чувства в состоянии опьянения при первом контакте даже со слабыми наркотиками. Для человека с дефицитом эндорфинов характерно перманентно дискомфортное состояние. Представьте себе такого человека, когда он впервые встречается с наркотиком и получает сильный позитивный сдвиг. Такая встреча может быть психологическим шоком, озарением. Впервые он испытывает комфортное состояние, чего не бывало раньше. Эта встреча может перевернуть сознание человека. 

Результатом этого шока является психологическая зависимость, то есть, внутренняя отчетливая интенция к тиражированию этого поведения для повторения. Возникает ощущение волшебной палочки. Человек, неуверенный в себе, вдруг начинает чувствовать себя уверенно, легко вступает в контакт, у него убираются все комплексы и преграды межличностного общения. Это окрыляет.

Мы может представить внутренний диалог такого человека: он задает вопрос своей биологической сущности "Правильно ли я поступил, употребив наркотик?". Парадоксально, что его биологическая сущность ответит ему "Да! Более того, раньше ты еще никогда так правильно не поступал!" Естественные биологические механизмы начинают работать на противоестественный результат. Это удивительный парадокс. Мы с вами знаем, что однократная проба наркотика - еще не болезнь. Но она формирует психологическую зависимость, и этим опасна. Этот опыт фиксируется в долговременной памяти, как образец эффективного поведения с отчетливой интенцией на повторение. Внутренняя интенция в сочетании с некоторыми факторами, такими, как конфликт в семье, толкает человека на формирование системы наркозависимости. А как многие считают зависимость это возврат долгов, которые мы накопили в прошлой жизни.

На рисунке показан процесс формирования и фиксации поведенческих мотивов, связанных с поиском и употреблением наркотиков. Система употребления - это постоянное присутствие в организме чрезвычайно активного фармакологического агента. Система потребления наркотиков - это неизбежные адаптивные сдвиги на всех уровнях функции мозга. Эти сдвиги имеют вид порочного круга. Они полиморфны, полимодальны и многочисленны. Нет такой системы в организме, которая не была бы затронута этими изменениями. Эти сдвиги являются патологическими. 

Еще один парадокс состоит в том, что организм адаптируется к наркотику. Причем, адаптация - это естественный процесс, но платой за эту адаптацию являются патологические сдвиги, которые, как правило, необратимы. Один из примеров сдвига на следующем рисунке - систематическое употребление героина ведет к устойчивой гиперфункции нейромедиаторной системы возбуждающих аминокислот. Гиперфункция возбуждающих аминокислот является одним из триггеров клеточной смерти. В результате мы имеем гибель нейронов.

Вопросы к докладчику:

Журналистка из телепередачи:

Какой вывод можно сделать из вашего доклада? Можно ли как-то разрушить систему наркозависисмости? 

Сергей Калишевич:

Думаю, что наш семинар это не попытка декларировать общеизвестные способы решения проблемы, а попытка понять суть происходящего глубже. В любом случае, нужно знать, что сдвиги при формировании наркозависимости настолько тотальны, что ни у кого нет спасительной таблетки. Если вам обещают где-то, что мы вас полностью и быстро излечим от наркозависимости - не верьте, что это возможно. 

Журналистка из телепередачи:

Что я должна ответить родителям, задающим вопрос, приводит ли к зависимости первая доза? Ведь от одной пробы зависимости не возникает. Нужно ли говорить правду? 

Сергей Калишевич:

С врачебной точки зрения, я считаю, что в пропагандистских целях не нужно врать. Любая пропаганда, основанная на подтасовке фактов, не действует. Нужно говорить правду - одна проба опасна формированием психологической зависимости. 

Георгий Зазулин:

Как практики мы знаем, что некоторым людям при первой пробе становится плохо. Первая проба воспринимается негативно. Поясните. Ведь у этой первой пробы бывает два варианта, и один работает на гибель индивида, а другой на сохранение. Вам так не кажется? 

Сергей Калишевич:

Да, тошнотно-рвотный рефлекс имеет место быть, как защитный рефлекс, например, при первом употреблении героина. Но глубинные сдвиги в позитивную сторону у впервые пробующего наркотик гораздо сильнее. Тем более что более опытный наркоман всегда скажет - мне тоже в первый раз было плохо, а потом все прошло.

http://jurfact-msk.ru/uslugi/vziskanie-dolgov