Экстази в Норрботтене (Швеция). Растут объемы сетевой торговли

"Экстази в Норрботтене (Швеция)" 
Растут объемы сетевой торговли

Фотографии и текст:
Мария Седерберг
maria-s@algonet.se



- Я не хочу, чтобы Кируну называли наркопритоном. 
Гораздо охотнее член муниципального совета Кеннет Стольнакке говорит о работе с молодежью. 
Но от фактов не спрячешься. 
В настоящий момент в Кируне продолжается запутанный судебный процесс против двадцати молодых людей, замешанных в торговле экстази. 
Из 23 000 жителей города более или менее регулярно употребляют экстази 150-200 человек, а может и больше.

    Сначала снег и ярко-синее небо. Минус двадцать. Потом темно, восемь градусов тепла, запах мокрого камня и дизеля. Резкий спуск, на поворотах вспыхивают отражатели. Тусклые лампы на потолке. Здесь, под землей, проложено 400 километров асфальтированных дорог. 
    Эту шахту, где уже не ведутся работы и куда приводят любопытных, мне показывает шахтер Свен-Эрик Уя. Он работает экскурсоводом с тех пор, как у него начали болеть плечи и шея, и относится к своему занятию очень серьезно. Ежегодно этот рудник, которому уже более ста лет, посещает около 30 000 человек. 
    В течение длительного времени шведские шахты не проносили прибыли, но ситуация меняется. Жители Кируны, города с развитой промышленностью и уникальной дикой природой, полны энтузиазма, и это невозможно не заметить. В ближайшие десятилетия город будет перемещен, чтобы освободить территорию для новых горных работ. 
   -  Здесь у нас почти миллион прибыли в час, - говорит Свен-Эрик Уя и рассказывает о новом обогатительном комбинате, строительство которого начнется в ближайшее время, и что прибыль предприятия, которое по-прежнему находится в собственности у государства, составляет 6,5 миллиардов. Я готова к тому, что в любой момент он может сделать пренебрежительное замечание в адрес меня, как жительницы столицы, но Свен-Эрик сдерживается. Его задача заинтересовать, а не дразнить. 
    А накануне вечером сотрудник бюро не выдержал, бросив взгляд на карточку, на которой я оставила мои адресные данные. 
   -  Вы ведь знаете, что это мы вас кормим. Не было бы руды и гидростанций на севере, вы бы не выжили. 
    Мне, как посетителю шахты, приходится сразу же сдавать экзамен. 
   -  Каким траспортным средствам с недизельными двигателями разрешается спускаться на подземные дороги? 
    Я не знаю ответа, и мне стыдно, потому что я много лет пишу о шахтах. 
   -  Спасательным службам, - объясняет он. 
   -  В какой стороне север? 
    Мы стоим у модели шахты в разрезе, на которой видна огромная рудная жила в четыре километра длиной. 
    Я пытаюсь сосредоточиться. 
   -  Вон там! 
    Свен-Эрик с удивлением - так мне кажется - смотрит на мою руку. 
   -  Точно.

Грузоподъемность в 40 тонн и разноцветные таблеточки

Контраст заметен сразу же; в шахте все огромных размеров. Гигантский подъемник мощностью 40 тонн и управляемые дистанционно платформы в восемь метров длиной. Глубину пласта черного золота в скале пока невозможно оценить, возможно, речь идет о паре тысяч метров. Невероятны даже размеры пенсии главы компании, о которой в последнее время так много говорится. 
Вера в светлое будущее настолько сильна, что местные жители готовы переехать целым городом на новое место, чтобы продолжать горные работы. 
И одновременно в Кируне разразился самый громкий наркоскандал за всю историю города. 
Но в этом случае речь идет о малюсеньких разноцветных таблетках с необычными названиями "Голубой Мицубиси", "Версаче", "Армани", "Безопасный секс" или "креветки", голубые и красные. 
14 ноября 2005 года двадцать жителей Кируны в возрасте от 18 до 31 года были осуждены за торговлю наркотиками. Задержано и допрошено было почти шестьдесят человек. Судебный процесс продолжался две недели. В зале было много журналистов, но очень мало родственников. Родственники не пришли потому, что присутствовать на этом процессе тяжело, и потому что им не хотелось попасть в поле внимания прессы. Кроме того они видимо решили, что подсудимые - взрослые люди и должны сами решать свои проблемы. Родители одного из молодых людей вообще не знали, что их сыну пришлось предстать перед судом. 
Руководство недавно созданного в Кируне объединения родителей против наркотиков предполагало, что кто-то обратится к ним с вопросами или попросит помощи. 
С начала судебного процесса прошло уже два месяца, но пока никто не позвонил. 
-  Людям стыдно, - говорит Инга-Лилль Улофссон, одна их тех немногих людей, которым хватило мужества рассказать о том, как их семьи пострадала от наркомании. 
Ее сын употребляет амфетамины. У него в Кируне есть жена и трое детей. 
-  Кируна - маленький город. Никто не хочет, чтобы соседи узнали, что ваш сын наркоман. Ведь когда мы собираемся заводить детей, мы все думаем: "Самое ужасное произойдет, если мой сын станет наркоманом".

18 приговоренных в Кируне

Инспектор полиции Хокан Альселинд (Hakan Alselind)Приговор суда был обнародован 31 января 2006 г. 18 человек из всех, кому было предъявлено обвинение, получили приговор. Двое из лидеров, имена которых пресса решила обнародовать (а газета "Норрлендский Социал-демократ" опубликовала их фотографии) - двадцатисемилетний Магнус Лингман и двадцатидвухлетний Ханс-Юхан Рова - получили, соответственно, четыре и три года тюрьмы. В тексте приговора говорится, что они были организаторами торговых операций. Оба родились и выросли в муниципальном округе Кируна. Властям округа было известно, что они потребляли наркотики. 
Четверо получили тюремные сроки от двух до шести месяцев. Семеро осуждены условно или приговорены к общественным работам. Пятеро, в том числе две девушки, восемнадцати и девятнадцати лет, выплатят штраф. 
-  Если бы мы могли продолжать следствие, было бы арестовано еще больше людей, - говорит инспектор полиции Хокан Альселинд. - Трое были задержаны еще летом. Необходимо было либо их отпустить, либо предъявить обвинение. Пришлось поставить точку. 
По его словам в городе экстази потребляют несколько групп, в каждой из которых около тридцати человек. Как правило это друзья и близкие знакомые, а также люди, которым можно доверять. Препарат приобретается обычно в интернете. Пользователь с никнеймом Salamander предлагал таблетки экстази по цене в 30-50 крон. Этот никнейм принадлежал молодому жителю Русенгарда в Малмё, Эрику Ландваллю. Многие удивились, когда выяснилось, что отец Эрика - полицейский криминального отдела в Сконе, но ничего странного в этом нет. Наркотики потребляются представителями всех групп общества. Пока папа боролся с криминальными молодежными группировками, сын начал заниматься наркотиками. 20 февраля 2006 года двадцатидвухлетний Эрик Ландвалль, ранее несудимый, был приговорен судом Сундсвалля к восьми годам тюремного заключения. Суровый приговор, и это при том, что суд сократил первоначальный срок на два года в связи с юным возрастом приговоренного. Прокурор Петер Салцберг заявил, что было продано как минимум семь тысяч таблеток, но суд пришел к заключению, что Эрик продал 5260. На суде он сам назвал себя "вратарем" более сильных деловых структур, отказавшись назвать имена. На его счету лежало 350 000 крон. Довольно крупная сумма для безработного двадцатилетнего молодого человека, но для наркоторговца, получившего восемь лет тюрьмы, это немного. На основании этой суммы суд выносил свое решение. Возможно, реальные объемы торговли были больше. 
Этот приговор стат кульминацией общенационального расследования, которое началось - благодаря случайности или, скорее, профессиональной интуиции - на автостоянке в Бюдалене под Сундсваллем. Полицейские заметили двух молодых людей - как потом выяснилось, им было семнадцать и восемнадцать лет - с мопедом. Юноши странно себя вели. У них было с собой несколько таблеток экстази и небольшой листок бумаги, на котором было что-то написано от руки. Сразу было очевидно, что этот листок бумаги имеет отношение к торговле наркотиками. Выяснилось, что вырученные средства переводятся на счет в Мальмё, принадлежащий Salamander, после чего было начато одно из самых крупных расследований по делу о наркоторговле в истории страны. В Мальмё расследование получило кодовое название "Операция Комок Пыли". 
К настоящему моменту (21 февраля 2006 г) под подсчетам сундвалльской газеты два суда вынесли приговоры на общую сумму в 65 лет тюремного заключения, 1910 часов общественных работ и присудили достаточно крупную сумму штрафов.

Экстази, наркотик общества всеобщего благополучия

Versace tabletter - Экстази, наркотик общества всеобщего благополучия    В начале девяностых экстази превратился из препарата, связанного с рейв-культурой, в наркотик общества всеобщего благополучия. 
    Эта резкая формулировка принадлежит эксперту по преступлениям, связанным с наркотиками, Киму Нильваллю из Стокгольма. 
   -  Или же в наркотик для вечеринок, - добавляет он, чуть изменив свою формулировку. Этот наркотик не ассоциируется с преступностью и с торчками без зубов, потому что сегодня таблетки очень дешевы. Купить их можно дома, включив компьютер - таблетки вам пришлют домой по почте. Не имеет значения, где вы находитесь, главное, чтобы у вас бы почтовый адрес. 
   -  Наркотики получили широкое распространние в интернете. Покупатели и продавцы постоянно находят новые виртуальные места встреч. 
    Расследование, начатое в Сундсвалле, он называет самым крупным расследованием связанным с торговлей наркотиками в интернете в истории Швеции. 
   -  Возможно, это расследование - самое крупное в Европе. 
    Причиной может быть большой процент пользователей интернета в Швеции. 
    Недавно государственная криминальная полиция представила доклад "Слежение за наркоторговлей в интернете", где описаны новые изощренные методы электронной преступности. 
   -  В рядах полиции возникла пропасть между поколениями. Из молодежи многие умеют пользоваться интернетом, среди старших таких мало. 
Прокурор Петер Сальцберг заметил, что по мере того, как работа по этому делу вела следователей все дальше на север, получать информацию становилось все трудней. На севере СМС, Интернет и компьютеры в кафе используются для незаконной деятельности более активно. 
Ранее география была преимуществом северных областей, теперь - в цифровую эпоху - она стала создавать проблемы.

Незамедлительные действия при первых же подозрениях

    В полиции Кируны преступлениями, связанными с наркоторговлей, занимаются три сотрудника. Интернет - очевидная составляющая их работы, но у группы мало компьютеров и ограниченный доступ к скоростной связи. Часть работы им приходится делать дома. Хокан Альселинд, секретарь отдела по борьбе с наркотиками, рассказал, как один молодой человек заказал грибную рассаду в Японии. Через несколько дней он получил посылку, а еще через два дня уже можно было употреблять грибы, классифицируемые как наркотические средства. Традиционные методы слежения практически забыты. Никто не сидит по ночам в обледенелых машинах с термосом и бутербродами. Сейчас необходимо быстро принимать решительные меры при первом же подозрении и постоянно присутствовать среди людей, там, где что-то происходит, или как это называется "работать на уровне улицы". Это делается для того, чтобы у полиции было возможность как можно быстрее вмешаться и отпугнуть молодежь, заставить молодых людей отказаться от самой мысли попробовать наркотики. Чтобы подтвердить или развеять подозрения постоянно сдаются анализы мочи и крови, и даже анализы волос. В Кируне такие анализы позволили добиться ощутимых результатов. Анализ человеческого волоса позволяет не только определить, какие наркотики употреблял человек, но также установить, в течение какого периода времени он это делал. 
   -  Некоторые утверждали, что попробовали только один раз, но нам удавалось доказать, что они делали это неоднократно.
    Хокан Альселинд проводит для нас экскурсию по Кируне в полицейском автомобиле. Здесь есть городок шахтеров Ралларвэген ("улица железнодорожников"), Магнетитвэген и улица, названная в честь Яльмара Люндбома, основателя Кируны. В центре Кируны, на склоне, стоят деревянные дома и красивая деревянная церковь, построенная в 1912 г. Пять лет назад эта церковь была названа самым красивым зданием Швеции всех времен. 
    Хокан - сын этого города. Он считает, что необходимо очень активно работать с подростками в возрасте 13-16 лет, чтобы предовратить будущие преступления. Он знает, что иногда муниципальные власти, в частности Кеннет Столнакке, перенимают его идеи. 
    Он показывает нам окна квартир, где было найдено экстази, или происходит что-то подозрительное. 
   -  Здесь, посреди города, два года назад, в июне Магнус Лингман устроил вечеринку с гриллем, - рассказывает он. - Тогда многие впервые познакомились с экстази. 
    Многие покупатели экстази вынуждены искать для себя "почтовый ящик". Если покупатель подозревает, что за ним или за ней следят, он может начать пользоваться адресом невиновного друга, соседа или родственника, которые таким образом становятся его почтовыми ящиками. В ходе расследования в Кируне упоминались дедушка и сосед, использовавшиеся в качестве почтовых ящиков. Двадцатилетний мужчина, использовавший в качестве почтового ящика своего соседа, сидел в камере предварительного заключения семь недель. Ему был вынесен приговор за соучастие в преступлении, но суд отпустил его, потому что следствию не удалось доказать наличие умысла. 
    Одна девушка из деревни, расположенной неподалеку от Кируны, была задержана на сутки из-за того, что ее почтовый ящик использовалася заказчиком экстази. Ее освободили и сняли все обвинения, но она чувствовала себя психологически уничтоженной. Ее почтовый ящик располагался у дороги, на некотором расстоянии от дома. 
   -  Нам необходимо выяснить, с кем общаются подозреваемые, - говорит Хокан Альселинд. Для многих потребляющих экстази Альселинд - единственный представитель властей, с которым они сталкиваются. 
    Когда в деле замешаны лица, потребляющие наркотики в течение длительного времени, к следствию подключается отдел борьбы с наркотиками муниципальных властей. 
   -  Мои собственные ненаучные исследования, - говорит Хокан Альселинд, - показали, что 75 процентов всех лиц, замешанных в преступлениях, связанных с наркоторговлей, совершают рецидив в течение трех лет.

"Сначала пива для разгона"

   -  Кируна - маленький город, я не хочу, чтобы обо мне писали в газетах. Я получил по заслугам. Я хочу, чтобы все это осталось в прошлом. 
    (Тем не менее за несколько дней до нашего разговора этот человек стал подозреваемым по делу о поставках канабиса). 
    Один из осужденных отказывается дать интервью по телефону. Потом еще один, и еще один... Один фотограф из Кируны удивляется: как можно быть такой глупой и рассчитывать на то, что кто-нибудь согласится со мной поговорить? 
    На следующий вечер я пять часов провожу в обществе одного из осужденных. Мы говорим по большей части о процессе, об ощущениях, которые дает экстази, о культуре вечеринок в Кируне. Но все это анонимно. 
    Это очень приятный молодой человек в шапке, теплой куртке и огромных ботинках. 
    Мы начинаем путешествие в мир вечеринок. В следственных документах упоминается множество увеселений самых разных видов. 
Versace tabletter - Экстази
   -  Мы встречаемся у кого-нибудь из знакомых. Сначала для разгона пьем пиво, потом принимаем по таблетке. Через 45 минут или через час начинает действовать. Если нет никаких ощущений, то можно принять еще одну таблетку. Потом можно выпить в каком-нибудь баре. 
   -  Вы употребляете крепкие напитки, самогон? 
   -  Самогон мы не пьем, его мало кто пьет. Я никого не знаю. Сейчас все дешево. Банка пива стоит десять крон, таблетка - тридцать крон или чуть больше. Таблетки такие дешевые, что ими можно угощать друг друга. 
   -  Ты бы назвал этой проблемой молодежи? 
   -  Так это называют в газетах, но это неверно. Я знаю многих, которым за тридцать и за сорок. 
   -  Сколько людей употребляют экстази в Кируне? 
   -  На процессе нас было двадцать. Я думаю, что всего около двухсот употребляют время от времени. 
   -  Ты можешь описать ощущения? 
   -  Ты чувствуешь себя счастливым. Тебе весело. Ты становишься разговорчивей, даже может быть более разговорчивым, чем после алкоголя. После хорошей таблетки не бывает отходняка, но бывает странное ощущение в челюсти. Мышцы сокращаются. Надо стараться много пить, потому что чувство жажды пропадает. Ощущения похожи на чувство опьянения после обычного алкоголя. 
   -  Иногда экстази называют наркотиком любви. Тебя возбуждают девушки, когда ты под экстази? 
   -  Это странно, но когда я вижу красивую, сексапильную девушку, у меня не возникает возбуждения..., ну, мне бы наверно хотелось ее обнять, такие чувства у меня возникают. Ощущения счастья остается внутри. 
   -  В Норрботтене гораздо больше мужчин, чем женщин. Может в будущем можно будет обходиться таблеткой? Нет, извини, я начала провоцировать. 
   -  Нет, все далеко не так плохо! 
   -  Что ты можешь сказать о приговоре? 
   -  Очевидно, что ничего веселого нет в том, чтобы получить наказание, но с другой стороны они не могут контролировать нас здесь в Кируне. Откуда им знать, что я потреблял именно экстази? Может быть это было DXM? А это лекарственный препарат, внесенный в список наркотиков. 
   -  У тебя были контакты с социальными службами в течение тех лет, когда ты принимал экстази? 
   -  Ни разу. А зачем? 
   -  У тебя нет никаких проблем? Никаких симптомов? 
   -  Нет, нет. 

    Во время следствия многие описывали свои ощущения под воздействием экстази. Один двадцатилетний мужчина описал "ощущение тепла в теле", а также типичные ощущения во рту и расширенные зрачки. Один из лидеров группы рассказал, как повышается уровень сопротивляемости организма к эстази. "Чтобы что-то почувствовать, мне нужно принять шесть таблеток. Тогда я становлюсь спокойным и мирным. Иногда у меня бывают галлюцинации". 
    На вечеринке в сауне один двадцатитрехлетний юноша описал свои ощущения после трех таблеток: "Я стал спокойным и веселым". 
    Но действие наркотика может быть и совсем другим. Девятнадцатилетняя девушка рассказала, как она съела четыре "Голубых Версаче" на новогодней вечеринке. "Я оказалась в длинной черной трубе, меня тошнило". Ее ровесница сказала, что у нее был период активного увлечения экстази в конце 2004 года. После двух таблеток, купленных за 300 крон, ее "рвало весь вечер".

Социальная служба узнает о происходящем слишком поздно

    Габриэлла Андерсон из отдела по борьбе с наркотиками в службе социальной помощи, работает с молодежью уже 16 лет. 
    Она обращает особое внимание на то, что работа с наркоманами не входит в ее прямые обязанности. Она следила за судебным процессом в декабре 2005 г. и утверждает, что лица, потреблявшие экстази, не стремились получить помощь социальной службы и даже не понимали, насколько опасно экстази. 
   -  Они понимают, что им нужна помощь, только после того, как начинают потреблять другие наркотики. Когда социальная служба узнает о происходящем, проходит уже много времени, часто слишком много времени. 
    Все в Кируне говорят, что культура пьянства создает плодородную почву для наркотиков. 
    По словам Габриэллы Андерссон количество пьющих молодых людей растет и подростки начинают пить раньше. На ее столе лежит стопка анкет высотой в полметра. Скоро будут завершены исследования ситуации в области потребления наркотиков на 2005 г. Выяснилось, что 31% четырнадцатилетних девочек хотя бы один раз находились в состоянии алкогольного опьянения. 
    Популярность наркотиков тоже растет. Габриэлла показывает результаты по той же возрастной группе: девочки в возрасте 14 лет: 
    30,5% знают кого-нибудь, кто потребляет наркотики 
    49% считают, что могли бы достать наркотики 
    14,6% получали предложение купить наркотики 
    Это немного выше средних показателей по стране, а значит самый северный город Швеции не остался в стороне. 
    Исследователь Центрального объединения по информированию населения о вреде алкоголя и наркотиков в Стокгольме Томас Хвитфельдт говорит, что необходимо принимать во внимание общую ситуацию в тех населенных пунктах, где проводились исследования. 
   -  Жители сельской местности и небольших городов лучше знают, кто из их соседей пользуется наркотиками. Однако тот факт, что 14,6% девочек получали предложение купить наркотики, свидетельствует о том, что Кируна оказалась среди лидеров.

Группа, с которой трудно работать

   Маргарета Фальк пятнадцать лет работает в отделе по борьбе с наркозависимостью. В настоящее время она руководит отделом помощи отдельным лицам и семьям. По ее словам речь в Кируне действительно идет о целом сообществе лиц, потребляющих экстази. 
   -  Наши полицейские действуют активно и заинтересованно. Однако до настоящего момента никто не знал, до какой степени наркотики, в данном случае экстази, популярны здесь. 
   По ее словам у коммуны есть возможности помогать наркоманам, но в отношении тех лиц, которые принимают наркотики на вечеринках, какие-либо меры принимаются редко. 
   Закон о помощи лицам, страдающим от наркозависимости применяется крайне редко: один-два раза в год. Большинство соглашаются получить помощь добровольно. 
   В Кируне принимается много первичных профилактических мер, но какова ситуация в области вторичных мер? Какие органы занимаются теми, кто уже начал принимать наркотики, но пока считает, что у него нет никаких проблем? 
   -  Такие органы есть. Наш отдел по борьбе с наркозависимостью тесно сотрудничает с отделом по делам молодежи. Они часто выезжают в город и знакомятся с ситуацией на месте. Мы активно сотрудничаем с организациями, отвечающими за здравоохранение в школе. 
   Но опять же, взрослые люди, потребляющие экстази, не имеют никакого отношения к школе, и в результате они оказываются между двумя стульями. 
   -  С этой группой очень сложно работать

"Не будем преувеличивать"

   Муниципалитет Кируны украшен звонницей в форме буровой вышки. Здесь расположено превосходное собрание картин, принадлежащих перу таких художников, как, например, Андерс Зорн, Джон Бауэр и Принц Евгений. 
   На стенах кабинета члена муниципального совета Кеннета Стольнакке висят две больших картины Альбина Амелина. Немного странно встретиться с членом муниципального совета и не говорить о всех тех удивительных вещах, которые может предложить Кируна. Сегодня мы должны обсуждать эти чертовы наркотические таблетки. 
   Прежде всего я спрашиваю, когда он узнал о ситуации с экстази. Но передо мной решительный человек, которому больше всего хочется рассказать о том, какие принимаются меры. 
   -  Мы работаем очень активно. Полиции удалось выяснить, что происходит в области потребления этого наркотика. Мы назначили ответственного по борьбе с наркозависимостью и торговлей наркотиками и предложили создать комиссию, которая будет заниматься профилактикой преступлений в этой сфере. Но мы занимаемся не только преступностью. Мы принимаем активные меры в области работы с молодежью, сотрудничаем с Домом Молодежи, с музыкальной сценой "Тысяча тонов" и музыкальной студией. В прошлом году мы вложили в работу с молодежью миллион крон. Разумеется, участникам этих мероприятий запрещено принимать наркотики. 
   В 2005 г Хапаранда, по решению Управления по делам молодежи, была признана лучшим муниципальным округом в Швеции в области работы с молодежью. 
   Кеннет Стольнакке хочет, чтобы в следующем году это звание было присвоено Кируне, чтобы молодым нравилось жить здесь и они хотели остаться. Для этого необходимо решать проблему наркотиков. 
   -  У нас существует глубокая традиция пьянства, я думаю, что она зародилась во времена строительства железных дорог. Старшее поколение передает эту традицию молодым. 
   Впервые о проблеме экстази он узнал после того, как полиция арестовала одного из местных жителей, у которого было найдено экстази. Это произошло в 2002 г. 
   -  Проблема наркотиков не является для меня чем-то новым. Мне приходилось работать с наркоманами, но экстази - это было впервые. 
   Он выступал за введение детекторов трезвости, которые не позволяют завести машину в нетрезвом состоянии, в автобусах округа, но профсоюх таксистов выступил против, из-за чего Кеннет негодует до сих пор. Он не против проведения проверок в школах, где уже установлены камеры, но предпочитает профилактические меры. 
   -  И самое главное - вложение денег в позитивные мероприятия! 
   -  Вы обсуждали возможности сотрудничества в области борьбы с наркотиками с LKAB? В этой компании работает 1700 человек. 
   Он смотрит в окно на гору Кирунаваара, где глазам предстает шахта во всем ее величии. 
   -  Нет, конкретно не обсуждали, но почему бы и нет? Горные работы обеспечивают существование 130 000 человек, если включить в сумму все задействованные страны. 
   Прошло полчаса, сейчас приедут автобусы с негодующими жителями Норрланда, которые проведут демонстрацию против ужесточения правил охоты и рыбной ловли. В тот же вечер в Доме Народа собралось 740 - это рекорд - крепких, сосредоточенных мужчин, которые считают, что стокгольмские власти их притесняют. 
   В конце беседы Кеннет Стольнакке напоминает, что проблема наркомании существует не только в Кируне. 
   -  Не следует преувеличивать и называть Кируну наркопритоном.

Руководство профсоюза LO против принудительных проверок

   На девятом этаже офсиного здания горнодобывающей компании сидит очень решительного вида женщина. Ее зовут Бертиль Нильссон, она руководит отделом кадров. 
   В свободное время она участвует в соревнованиях собачьих упряжек и любит все, что может предложить горная природа. 
   Сразу же становится очевидно, что в первую очередь она занимается вопросами равноправия и безопасности. LKAB работает по проблеме наркомании много лет, но именно в последние годы - еще до того, как стало известно о популярности экстази - начали проводиться специальные курсы для сотрудников. Курсы прошли все руководители и уполномоченные по технике безопасности в Кируне и Мальмберге, а также сотрудники космической компании Rymdbolaget и службы радио. 
   Много информации было получено во время проводимой ранее работы в сфере борьбы с алкоголизмом на рабочем месте. В этой области уже создана отработанная программа. 
   -  Я бы сказала, что вам повезло, если вы работаете у нас и страдаете от алкоголизма. Конечно, нам не удается помочь всем, но достаточно многим. Мы считаем, что сотрудник должен сохранить за собой место, избавшись от алкогольной зависимости. Так выгоднее всем. Иногда мне казалось, что изменить человека невозможно, но мне не раз приходилось отказываться от этого предубеждения. Один мужчина был уволен. Он лежал дома и пил спирт. Нам удалось уговорить его в третий раз пройти курс лечения. Он вернулся на свое рабочее место и в настоящее время - это невероятно ценный и преданный сотрудник компании. 
   Бертиль Нильссон считает, что вклад профсоюзов неоценим. В этих организациях есть энтузиасты, которые сами в прошлом злоупотребляли алкоголем., а теперь помогают другим. 
   Сейчас местные профсоюзы поддерживают LKAB, когда компания хочет провести компанию случайных проверок на содержание наркотических препаратов в крови. 
   -  Но смотрите, как это странно. Правление LO выступает против таких проверок. Решение этого вопроса затянулось уже на год. Их аргумент о том, что это является вмешательством в частную жизнь, мне не понятен. Речь ведь идет о всех людях на всех уровнях. В настоящее время таких анализы берутся только если есть подозрение. 
   Бертиль Нильссон убеждена, что программа все равно будет проводится. У сотрудников компании есть дети. Им кажется важным то, о чем говорит LKAB. Кроме того результаты таких анализов стали одним из средств конкуретной борьбы - они позволяют оценить уровень безопасности. Цель - сократить количество несчастных случаев на производстве до ноля. 
   -  Никто не хочет работать неподалеку от крана, водитель которого принимает амфетамины.

По большей части амфетамины и конопля

    А как обстоят дела в других областях Норрботтена? Уровень преступности растет. Статистика по преступности всегда повышается, когда полиция начинает активно работать. 
   Шеф местного отделения полиции в Кируне, Лаге Воутилайнен уверен в том, что экстази в его городе ни чуть не популярнее, чем в других районах Норрботтена. Просто в Кируне полиция работает более эффективно. В 2005 г. суммарное время работы по делам связанным с наркотиками выросло в три раза по сравнению с предыдущим годом. 
   Если это предположение верно, то в Норрботтене должно быть от 1600 до 2100 человек более или менее регулярно потребляющих экстази. 
   По словам сотрудника полиции Юнаса Шольда в прибрежном городе Питео, где численность населения на 17 000 человек выше, чем в Кируне, численность населения которой составляет 23 200 жителей, экстази не очень распространено. В целом он и его коллега по отделу борьбы с торговлей наркотиками работают также, как и полиция Кируны. 
   -  Объемы торговли не очень велики. Возможно, это ложное впечатление, но по большей части нам приходится иметь дело с амфетаминами и коноплей. 
   Начальник местного отделения Ханс Оман говорит, что в коммунах Арьеплуг и Арвидсъяур, где проживает треть всех жителей округа Кируна, у полиции нет конкретных подозрений в отношении кого-либо из жителей. Последний раз речь об экстази шла три года назад, когда был арестован двадцатишестилетний житель Арьеплуга с 19 таблетками. 
   Инспектор полиции Арьеплуга Андерс Хольмлюнд говорит, что есть данные о том, что комунне циркулирует экстази. Особенно внимательно полиция следит за гимназистами и водителями-испытателями. Водители презжают из Германии, Франции, Англии и Японии, и считается, что представители этой группы относятся к наркотикам гораздо либеральнее обычного шведа. Охранники отелей и баров получили соответствующие инструкции. Если они видят человека, который ведет себя как пьяный, но не пахнет алкоголем, они должны вызвать полицию. 
   -  Если полученная нами информация верна, то в Арьеплуге много наркотиков. Возможно, с наркоманией связано увеличение количество краж, которых раньше было немного.

Страдает ли Кируна больше других населенных пунктов?

    
   Но страдает ли Кируна больше других населенных пунктов? Все, с кем мне удалось поговорить в этом городе, отвечают на этот вопрос отрицательно. Так думает и эксперт государственной криминальной полиции Ким Нильвалль. 
   Если это действительно так, что вполне вероятно, то в других местах риск быть пойманным для лиц, занимающихся этим видом преступности, достаточно низок. Кроме того, если бы следствие не завершилось в ноябре 2005 г., вполне возможно было бы найдено больше преступников. Власти - всключая школу, полицию и социальные службы - по всей видимости не знают, что происходит в среде любителей вечеринок, пока случайность (или профессиональная интуиция) не направляет их внимание в нужном направлении. Пить алкоголь по выходным считается вполне допустимым для молодежи, но именно в такой среде появляются наркотики. И возникает ловушка, потому что всерьез бороться с пьянством среди молодежи - и даже среди взрослых - скорее всего также сложно, как и прекратить пить самому. 
   Все проклинают культуру пьянства, но она стала такой же неотъемлемой частью жизни местного населения, как рудная жила в скале в те времена, когда еще не был изобретен порох. 
   Сегодня родители, за редкими исключениями, так же наивны и так же плохо информированы об экстази и сетевой торговле, как это было в случае с коноплей, которая со скоростью лесного пожара распространялась в шестидесятые годы. 
   Поздно вечером в помещении Объединения родителей против наркотиков я встречаюсь с Ингой-Лилль Улофссон и еще одной мамой, которая попросила не называть ее имени. Они очень переживают за своих детей и внуков, принимают участие в ночных прогулках по городу и часто говорят с молодыми людьми о наркотиках. 
   -  Я не могла поверить, что мой сын наркоман. Ему было двадцать лет, когда я узнала о том, что происходит. В то время он занимался этим уже три-четыре года. Вдруг я поняла, чтобы было много признаков, по которым можно было догадаться. Он часто уходил по вечерам, ходил на вечеринки, ему постоянно не хватало денег. Он раздражался, когда я спрашивала, чем он занимается. Однажды он был близок к смерти после передозировки наркотика "крокодил". Он купил его, думая, что это героин. 
   Это рассказала анонимная мама, которая рада, что ее сын ("постучать по дереву") избавился от наркотической зависимости. 
   -  В ходе судебного процесса стало известно, что в Кируне очень много наркотиков, а это значит, что достать их действительно несложно. Экстази укоренилось здесь. Я считаю, что власти пытаются замалчивать эту проблему. 
   Обе женщины считают, что опыт объединения родителей не используется в Кируне. Они давно просили о встрече с представителем муниципального совета, но он не ответил на их запрос. Они мечтают о том, что все сообщество будет активно бороться как с алкоголем, так и с наркотиками, чтобы пострадавшие семьи не чувствовали себя странным исключениями. В сравнении, собрание, посвященное вопросам охоты и рыбалки, которое проходит в Доме Народа, выглядит несбыточной мечтой. Можно было бы собрать так же много людей для обсуждения вопросов, связанных с наркотиками? Вряд ли. 
   Инга-Лилль Улофссон решила, что она больше не будет стыдливо прятать глаза, встречая знакомых в продуктовом магазине. Когда ее спрашивают, как дела у сына, она честно и прямо рассказывает о том, что случилось. 
   -  Кто-то угодно может пострадать от наркомании.

Сравнение с вождением автомобиля в нетрезвом состоянии

   Трое из приговоренных в Кируне подали апелляцию. Хокан Альселинд подозревает, что наказание может стать еще более жестким. Суд Сундсвалля не принял во внимание, что часть из заказанных таблеток не относились к тем типам экстази, которые внесены в список наркотических препаратов. Намерение и свидетельские показания о воздействии препаратов оказались более существенными факторами. 
   Для подробного описания воздействия препаратов прокурор Петер Сальцберг использовал данные, собранные в ходе расследования и представленные в ходе судебных процессов. 

   -  Я абсолютно уверен в том, что многие из молодых людей, не понимают, к каким последствиям это может привести. 
   -  Как вы думаете, судебный процесс в Кируне повлиял на ситуацию? 
   -  Очень на это надеюсь! Но иногда узнаешь такое, что седеешь... - Прокурор Сундсвалля громко вздыхает. - В целом я считаю, что особого успеха добиться не удалось. Препараты очень легко достать. 
   -  Что же делать? 
   -  Я считаю, что нужно сконцентрировать внимание на потреблении. Ситуацию можно сравнить с вождением автомобиля в нетрезвом состоянии. В этом случае вы попадаете в тюрьму на месяц. Проблема не решится, пока есть спрос.

7 марта 2006
Спонсором перевода статьи является студия дизайна Danica - итальянские спальни, текстиль и матрацы от лучших дизайнеров http://danica.com.ua/italjanskie-spalni-na-zakaz