Встреча в "Радиоклубе на Итальянской" была посвящена теме наркопрофилактики

 "Наркотеррор", "наркоагрессия" - так охарактеризовали положение в стране некоторые эксперты на недавних слушаниях в Госдуме. Очередная встреча в "Радиоклубе на Итальянской" была посвящена теме наркопрофилактики: гости ведущей Натальи Савощик -- Георгий Зазулин (кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры конфликтологии философского факультета СПбГУ, российский представитель Международной организации "Европейские города против наркотиков") и Антон Ильин (руководитель пресс-службы Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Санкт-Петербургу и Ленобласти), рассуждали о положении дел в Петербурге, а также пытались выяснить, почему не получается главное - скоординировать действия всех антинаркотических сил.

Анастасия Долгошева,
материал для газеты "Вечерний Петербург"

Наталия САВОЩИК: Георгий Васильевич, вы присутствовали на парламентских слушаниях. На ваш взгляд, ради чего они устраивались?

Георгий ЗАЗУЛИН: Ради того, чтобы еще раз привлечь внимание госструктур к тому, что проблема наркотиков - как угроза национальной безопасности - на сегодня не решена. Примечательно, что еще до слушаний была разработана масса рекомендаций в адрес федерального правительства, но вряд ли они будут выполнены. В правительстве просто нет профессиональной структуры, которая отвечала бы за антинаркотическую политику, отвечала бы за координирование антинаркотической работы в регионах.

Н.С.: Но есть федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ее привыкли называть Госнаркоконтролем)…

Г.З.: Да, из Положения об этой службе вытекает задача координирования, но на практике этого не получается. Госнаркоконтроль позиционирует себя - на мой взгляд -- как силовую структуру с традиционным методом работы: задерживать, пресекать. Но не координировать. Но это вовсе не значит, что Госнаркоконтроль не нужен. Он занимается теми задачами, которые до того вообще не решались. У Госнаркоконтроля появилась своя ниша, они даже замахиваются на борьбу с отмыванием денег, чтобы подрывать экономические основы наркобизнеса… Если выражаться образно, то Россия в борьбе с наркотиками похожа на марафонца, бегущего на одной ноге. И нога эта -- Госнаркоконтроль. Чтобы бежать нормально, надо опираться и на вторую ногу - это органы исполнительной власти, начиная с правительства страны и заканчивая властью на местах.

Н.С.: Каким образом их можно задействовать?

Г.З.: Очень просто. В Положении о правительстве каждого субъекта федерации должно быть записано: "Реализует эффективную результативную антинаркотическую политику". Тогда будет создана соответствующая структура, начнут готовить специалистов. Более того, органы исполнительной власти, которые подчиняются правительству субъекта федерации, тоже должны будут проводить в своей сфере антинаркотическую политику - сообразуясь со своим профилем. Возьмем, к примеру, комитет по образованию. Это нормально, что студент, будущая элита страны, участвует в незаконном обороте наркотиков? Но пока молчат региональные правительства -- комитеты не лезут вперед батьки в пекло. В Петербурге есть Комитет по вопросам законности и правопорядка - там, кстати, прописана задача в области антинаркотической политики. Но пока нет ощущения, что координация осуществляется с помощью каких-то внятных инструментов. Пока что все друг другу что-то "рекомендуют". Такая игра в либерализм. Вообще управлять с помощью рекомендаций - невозможно, поскольку рекомендации не предполагают жестких сроков и контроля.

* * *

На слушаниях в Госдуме были названы главные факторы, сдерживающие борьбу с наркоугрозой в России. Эти факторы: незнание; непонимание; сокрытие от широкого обсуждения реальных масштабов катастрофы; остутствие взвешенной государственной политики в боробе с наркотизацией общества; отсутствие общенациональной информационной базы анализа и мониторинга наркоситуации в стране и регионах.

Наталия САВОЩИК, Анатон ИЛЬИНН.С.: Антон, по мнению Госнаркоконтроля, угроза разрослась именно до масштабов катастрофы?

Анатон ИЛЬИН: Именно до таких масштабов. Мы в течение полугода работали совместно с Георгием Зазулиным в Смольном - пытались создать при городской администрации некий координирующий центр по наркопрофилактике. Но сделать это не удалось. Так что давайте исходить из того, что координирующим органом является наша Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (бывший Госнаркоконтроль), и создавать еще один координирующий орган, я считаю, нецелесообразно. Другой вопрос, что механизмы взаимодействия, скажем, с органами исполнительной власти, не прописаны на уровне закона. И когда мы работаем с районными администрациями (а в Петербурге эта работа поставлена на твердую четверку), то делается это скорее на авторитете нашего ведомства, чем на основании каких-то документов… В любом случае, мы делаем огромную работу: например, в Петербурге добились значительных успехов в борьбе с распространением самого страшного наркотика -- героина. Еще на слуху операция, когда мы изъяли 37 кг героина; это значит, что на полмесяца всех героинщиков Питера мы избавили от этого зелья. Есть примеры будничных изъятий: по 1-3 кг; задерживаются сбытчики, достаточно серьезные лица (например, зам главы одной из этнических диаспор), представители организованных преступных группировок. Суды сейчас дают, слава богу, реальные сроки - 7-10 лет лишения свободы.

Н.С.: Но по части координации с другими ветвями власти

А.И.: Ведется такая работа. В рамках Госнаркоконтроля созданы специальные структуры - называются "подразделения межведомственного взаимодействия в сфере профилактики"; они работают и с городской и областной администрациями, и с администрациями каждого из районов.

* * *

На слушаниях прозвучали разные рекомендации, в том числе и радикальные. Антон Ильин прокомментировал некоторые из них

РЕКОМЕНДАЦИЯ: отменить постановление правительства, увеличившее так называемые "разовые дозы".

А.И.: Раньше к уголовной ответственности привлекали человека, у которого в кармане было пять тысячных грамма героина; а теперь его задержат только в случае обнаружения совершенно запредельной дозы -- 1 грамма! Причем привлекут не к уголовной, а только к административной ответственности. И если у человека в кармане чуть меньше 20 грамм марихуаны - тоже никакой уголовной ответственности он уже не несет. Это чудовищно. То постановление было принято, с моей точки зрения, в результате ведомственных интриг. Надеюсь, в ближайшее время его отменят.

РЕКОМЕНДАЦИЯ: ввести обязательное тестирование на употребление наркотиков для выпускников 9 и 11 классов и для студентов вузов. Предложено введение регулярного обязательного тестирования для сотрудников правоохранительных органов, вооруженных сил, других силовых ведомств.

А.И.: Это называется "Система раннего выявления". Внезапное тестирование позволяет на ранней стадии выявить эпизодических потребителей, чтобы потом с ними можно было работать. В то же время все осознают, что если по глупости начнут время от времени что-то "пробовать", то могут лишиться и работы и места учебы. Мы столкнулись именно с наркоагрессией, с наркотеррором. И чтобы это остановить, все средства хороши. В решении Европейского суда по правам человека сказано, что когда речь идет об обороте наркотиков, защита интересов общества стоит выше, чем права отдельного индивида.

РЕКОМЕНДАЦИЯ: начать работу по созданию единой государственной информационной системы - базы наркомониторинга. Вводить обязательный общественный контроль деятельности правоохранительных органов, подумать о создании общественной палаты и дополнительном финансировании тех сотрудников правоохранительных органов, которые непосредственно участвуют в пресечении наркоторговли.

А.И.: Что касается дополнительного финансирования -- это было бы уместно, потмоу что доходит до смешного: наши сотрудники изымают партии наркотиков по оценочной стоимости в миллион долларов, и хорошо, если получат за операцию премию в 3 тысячи рублей. Что касается механизмов общественного контроля - безусловно, они должны быть. Мы сейчас думаем над созданием общественного совета при нашем управлении.

ЗВОНОК В ПРЯМОЙ ЭФИР: "Нас пытаются уверить, что преступность не имеет национальности. Но есть же статистика! Какой процент преступлений с наркотиками совершается приезжими?"

А.И.: Есть этнические преступные группировки, связанные с оборотом наркотиков: происходит много задержаний таджиков с крупными партиями героина; цыгане отличаются на этой ниве. Есть преступные группировки, состоящие из выходцев из Азербайджана. Но, с другой стороны, тот крупнейший наркодилер, которого мы задержали с 37 кг героина - русский, петербуржец. Поэтому утверждать, что наркопреступность имеет ярко выраженный "этнически нерусский" характер, я бы не стал.

Н.С.: Я хочу прочитать сообщение, пришедшее на пейджер: "Надо не открывать границы, а закрывать. Наша власть - добрая для других, для своего народа она злая мачеха. Надо ввести смертную казнь для распространителей, а подсевших на иглу собрать в одну колонию и закрыть на замок". Видимо, автор этого резкого суждения - человек, доведенный до отчаяния…

А.И.: Такие суждения звучат не только со стороны людей, доведенных до отчаяния. На недавних слушаниях, посвященных проблемам профилактики наркозависимости (они проводились в Мариинском дворце, под эгидой "Единой России"), из уст некоторых выступавших звучали практически те же предложения: введение смертной казни и максимальное усиление ответственности, в том числе и за употребление наркотиков -- потому что "несчастный" потребитель - потенциальный сбытчик.

Н.С.: Кроме того, многие люди склонны видеть в распространении наркотиков спланированную международными силами антироссийскую акцию. Хотя я ни в коем случае не утверждаю, что мы бедные жертвы; мы сами допускаем такую ситуацию в своей стране.

А.И.: Я скажу не как представитель федеральной службы, а как частное лицо: мне тоже кажется, что наркотическая атака на Россию носит продуманный характер и во многом инспирирована из-за рубежа. И маршруты наркотрафика свидетельствует о том, что все это достаточно хорошо организовано.

Н.С.: Еще сообщение на пейджер: "Хочу обратить внимание на бездействие милиции в этом вопросе. Я столкнулась с потребителем и распространителем наркотиков. Буквально за руку привела в милицию, но его отпустили, и он опять занимается тем же. Галина Евгеньевна"

А.И.: Не хотелось бы вносить разлад в осношения нашей службы и органов милиции, с которыми мы взаимодействуем. В семье не без урода -в любой структуре могут попасться нечистоплотные сотрудники, которые занимаются крышеванием в том числе и наркоторговцев. Понятно, что работа на местах с мелкими сбытчиками наркотиков входит больше в компетенцию милиции, чем органов федеральной службы: в наших районных подразделениях работают человек по 10, и взять под контроль все подъезды и всех наркоманов они, конечно, не могут. Но если у вас не получается решать вопрос через милицию, есть телефон доверия: 275-06-51, а также телефон нашей дежурной части: 277-50-22

Н.С.: В Екатеринбурге много лет работает Фонд "Город без наркотиков". Работа этой общественной организации признана настолько удачной, что на думских слушаниях были предложены некоторые рекомендации этого фонда, и одна из них -создание не просто телефона доверия, а горячей линии для получения информации от населения. Поначалу были опасения, что такую горячую линию, пейджер, люди "затерроризируют" кляузами на соседей, -- но опасения не оправдались. Огромное количество граждан - люди честные и добросовестные, и сообщения их -- дельные и своевременные. После получения информация проверяется и передается в правоохранительные органы, потом в прокуратуру и так далее по цепочке. И эффективность деятельности там налицо. Рассматривается ли в Петербурге возможность создания подобного рода службы?

А.И.: Мы готовим такой эксперимент на базе одного из районов - Красногвардейского. Если он окажется эффективным, будем работать с таким "антинаркотическим пейджером" и в других районах. Понимаете, службу по сбору информации создать легко, -- а вот обеспечить эффективность работы по этим сигналам, проверку, контроль за их исполнением - вот это самое сложное. Тем более что когда пойдет вал звонков, наши районные подразделения просто не смогут это все обрабоатать; должны подключаться районные органы милиции.

ЗВОНОК В ПРЯМОЙ ЭФИР: "Раньше был девиз: "все выше, и выше, и выше". Культ спорта был. Не было пьянства среди детей. Ну, отобрали вы 37 килограммгероина -- но наркодельцы найдут другие запасные каналы, и наркота вырастет в цене. И почему проверять на наркотики только в 9 и 11 классах? Да ученики в третьих, в пятых классах уже колятся! И надо объединить все семьи, которые уже затронуты этой заразой; только всем миром можно вывести эту ужасную чуму, которая хуже спида!"

А.И.: Безусловно, без пресловутой национальной идеи - трудно. Если нет духовных устремлений, образуется пустота. Вот мы взаимодействуем с Русской православной церковью и другими конфессиями, и практика показывает: реабилитационные центры для наркоманов, созданные под эгидой церкви, работают более эффективно. - потому что лечат не только тело, но и душу.

Н.С.: Кстати, о душе. Молодежь "отдыхает душой" в ночных клубах. Вы регулярно проводите в этих заведениях рейды; какова общая "клубная" ситуация в Петербурге?

А.И.: Очень тяжелая. На сегодня нет законодательного акта, позволяющего закрывать ночные клубы только на том основании, что на их территории продают и употребляют наркотики. Сейчас в городе порядка 10-15 серьезно наркопораженных клубов, и мы постоянно проводим там рейдовые мероприятия. Сейчас это - единственный законодательный механизм воздействия на них: мы просто создаем для них невозможные условия для работы. Наш сотрудник уже по музыкальному направлению может догадаться, что в клубе, скорее всего, употребляют синтетические наркотики. Речь о техно-музыке. Хотя подчеркиваю: виновато не музыкальное направление, а пропагандисты, которые создают имидж этой культуры, согласно которому ты, если уж пришел в такой специфический клуб, должен проглотить таблетку или выпить соответствующую мутноватую жидкость.

Н.С.: Список этих клубов можно опубликовать?

А.И.: Дело в том, что мы не можем создавать такие черные списки -- на нас будут постоянно подавать в суд. Это тот самый вопрос о недостатке полномочий. Но мы пошли по другому пути. Вот сейчас создали молодежный журнал "Позитив", и если не завершится финансирование, будем распространять журнал по школам; и в издании будем и школьникам и родителям рассказывать, в том числе, и о том, в каких клубах мы постоянно проводим рейдовые мероприятия. А там уж нетрудно догадаться: если клуб замучили рейдами -- значит, проблемы у заведения есть.

Разговор о наркопрофилактике был, конечно, не последний. Имеет смысл привести еще ряд рекомендаций, прозвучавших на думских слушаниях. Вот они: внести изменения и дополнения в Уголовный кодекс РФ (в свое время были упразднены такие квалификационные признаки, как незаконное приобретение , хранение, переработка, перевозка наркотических средств с целью сбыта, и это повлекло либерализацию уголовного законодательства); возобновить право принудительного лечения наркозависимых; закрывать представительства зарубежных транспортных компаний - авиационных, железнодорожных и прочих, на чьих маршрутах или рейсах при ввозе в Россию неоднократно изымались партии наркотических веществ.

В прошлом году от употребления наркотиков в России погибло 70 тысяч человек. Свыше 60 тысяч из них погибли от героина. (Для сравнения: потери в 10-летней Афганской войне составили 15 тысяч человек). Практически все погибшие от наркотиков - молодые люди детородного и трудоспособного возраста. При этом каждый год население России сокращается на 800 тысяч - 1 миллион человек.