НАРКОТИКИ? ТОРГУЕМ ПОНЕМНОГУ...

7 января исполнилось 10 лет со дня публикации в Санкт -Петербургской газете "Смена" статьи
"Наркотики? Торгуем понемногу..." заместителя начальника Межрегионального отдела по борьбе с наркобизнесом МВД СССР Георгия Зазулина. УТРАТИЛА ЛИ ОНА АКТУАЛЬНОСТЬ судите сами?

    HE СТОИТ, видимо, доказывать, что наркомания - это отклонение от нормы, причем далеко не безобидное. Санкция соответствующей статьи Уголовного кодекса предусматривает за сбыт наркотиков лишение свободы на срок до пятнадцати лет, и это говорит само за себя. 
    Но что мы по большому счету знаем об отечественной, в частности петербургской, наркомании? Правоохранительные органы пытаются бороться с незаконным оборотом наркотиков, не зная врага в лицо. 
    До сих пор оценка эффективности работы подразделений по борьбе с наркобизнесом сводится к подсчету уголовных дел, возбужденных по статьям 224-226 УК РСФСР, то есть к пресло-вутому валу. Но этот критерий спосо-бен лишь исказить реальную картину, сложившуюся в незаконном обороте наркотиков. Ведь в силу ряда причин - несовершенство законодательства в этой области, не заинтересованность следствия в кропотливой работе - за цифрой общего количества возбуж-денных дел стоят в основном только потребители наркотиков и мелкие тор-говцы. Валовые показатели нацеливают сотрудников на борьбу не с наркодельцами, а с наркоманами, так как в отно-шении последних гораздо проще воз-будить уголовное дело. 
    Возможно, многих сразу огорчу, но ни нам, ни медикам, ни социологам не-известна численность наркоманов в на-шем городе. А ведь Санкт-Петербург удостоился именоваться "очагом" наркотического поражения. Борис и Михаил Левины в своей книге " Нар-комания и наркоманы" называют Санкт-Петербург "эпицентром, от которого лучи наркотического воздействия расхо-дятся по всей стране". 
    По самым ориентировочным и при-близительным подсчетам, можно назвать цифру в сто тысяч человек, участвующих в незаконном обороте наркотиков в Петербурге. О каждом девятом нар-комане нам ничего неизвестно. Каким образом их можно классифицировать, по каким критериям? Если нам удастся ответить на этот вопрос, борьбу с наркобизнесом можно будет поставить на качественно иной уровень, сосредоточив основные усилия на тех, кто находится на вершине пирамиды незаконного оборота наркотиков. 
    МЕДИКИ классифицируют наркоманов по степени зависимости от наркотиков, условно делят их на начинающих и наркоманов со стажем. Социологи классифицируют по ассортименту наиболее употребляемых в Санкт-Петербурге наркотиков. Это те, кто употребляет кустарные препараты из мака, кустарные препараты из эфедрина, курит марихуану (гашиш). По понятным причинам для органов внутренних дел такие критерии неприемлемы. 
    Не подходит для описания реальной наркотической структуры, сформировавшейся в Санкт-Петербурге, и известное по специальной литературе деление преступников-наркодельцов по их ролям в "технологической" цепочке распространения наркотиков: заготови-тели, перевозчики, торговцы и другие, Причина кроется в специфике Санкт-Петербурга. В городе очень высок (и продолжает расти) уровень потребле-ния наркотиков. При этом Петербург практически лишен собственной сырье-вой базы для их изготовления (если не считать очень короткий период созревания мака на садовых и дачных участках). Львиная доля наркотиков (ду-маю, до 90 процентов) на городской "черный" рынок ввозится из бывших союзных республик. Мак везут с Укра-ины (особенно Западной), из Белару-си, Молдовы. Коноплю - из Казахста-на, Туркмении, Киргизии. 
    При полном отсутствии элементарно-го таможенного контроля на границах России привезти в Санкт-Петербург большую партию мака или конопли сравнительно нетрудно. А выгода от такой операции, учитывая существенную разницу в ценах на наркотики в разных регионах бывшего Союза, весь-ма велика. И если коноплю к нам ве-зут преимущественно жители Средней Азии, то за маковой соломой петер-буржцы ездят в основном сами. 
    Уверен, в подавляющем большинстве случаев петербургских наркоманов толкает в дорогу не жажда наживы, а вечный страх перед очередными "ломками". Тем не менее, привозя в сред-нем за одну поездку от трех до пяти килограммов маковой соломы, они обес-печивают наркотиками не только себя и скажем, свою подругу, но и доста-точно профессионально продают часть товара по розничным ценам либо в ви-да сырья, либо в виде готового к упот-реблению наркотического раствора, что еще более выгодно. Таким образом, привычная грань между потребителем, перевозчиком и сбытчиком наркотиков нередко стирается, зачастую это одно и то же лицо. 
    Но сказанное вовсе не означает, что нет "чистых" (не торгующих) потреби-телей наркотиков. Регулярные рейды на Некрасовском рынке, снискавшем славу места "открытой" продажи готовых к употреблению наркотиков, легко убеждают в этом. 
    Есть и "чистые" торговцы (не употребляющие наркотики), особенно среди оптовиков и тех, кто торгует "предшественниками" наркотиков" за приоб-ретение и хранение которых уголовной ответственности в нашей стране почему-то не предусмотрено. Не употребляю-щие наркотики торговцы могут долго оставаться вне поля зрения, как уголов-ного мира, так и милиции. В Санкт-Петербурге к ним относятся прежде всего главари рыночной азербайджанской диаспоры, цыгане и организаторы под-польных лабораторий по производству синтетических наркотиков. 
    При такой смазанности картины клас-сифицировать тех, кто участвует в не-законном обороте наркотиков, доволь-но сложно. Но возможно, если о качестве критерия взять степень социальной опасности этих людей. Можно выде-лить шесть взаимосвязанных уровней (слоев), каждому из которых свой тип преступника. 
    Простые потребители наркотиков. Мо-гут спросить: почему простые? Их преступная деятельность (а за хране-ние и приобретение по-прежнему сохраняется уголовная ответственность) на фоне всех незаконных операций с наркотиками самая безобидная. Это самый многочисленный и самый молодежный уровень наркотической структуры Санкт-Петербурга. Школьники и учащиеся ПТУ, студенты и молодые рабочие, люди без определенных занятий попадают в оборот чаще всего постепенно, начав свою "наркотическую карьеру" с конопли, роль которой для приобщения новичков трудно переоценить. Со временем часть из них, в зависимости от личной предрасположенности, индивидуально-психологических особенностей и жизненных обстоятельств, либо откажется от наркотиков, либо ограничится курением конопли. Некоторые перейдут к употреблению более "тяжелых" наркотиков. 
    Для этой категории людей характерно добывание денег на наркотики не преступным путем. Им еще хватает: и на жизнь, и на "кайф". Многим наркотики пока нужны от случая к случаю и в небольших количествах. Большинство живет в нормальных семьях, учится или работает и сохраняет прежний круг интересов и увлечений,. Иными словами, это те, кого наркотики еще не разорили и не превратили в уголовников. 
    Для "опиатчиков" (потребителей продуктов мака) суточная доза, составляет от 1-2 до 5-10 миллилитров раствора ацетилированного опия. Для курящих марихуану - от двух-трех папирос, набитых "травой", до спичечного коробка, которым как меркой пользуются для удобства розничные торговцы. 
    Для простых потребителей характерно незнание технологии переработки наркотиков в готовые к употреблению формы. Обычно они покупают готовый продукт - дороже, но менее хлопотно. 
    Криминальные потребители наркотиков. Для них характерен поиск денег наркотики преступным путем. Этот слой наркотической структуры города ежедневно заявляет о себе квартирны-ми кражами, обворованными автомо-билями, похищенными кошельками. Неудивительно, что с представителями этого слоя работники милиции сталки-ваются постоянно. Эти люди, как пра-вило, нигде не работают, и семьи их распались. Многие судимы. 
    Употребляя наркотики, они быстро "нагоняют" такую высокую ежедневную дозу, что "слезать" с нее сами, без медицинской помощи не могут. Они вертятся целыми днями как белки в колесе, постоянно рискуют. Им всем характерно добывание денег на нарко-тики путем совершения главным обра-зом имущественных преступлений. 
    Профессиональная преступная дея-тельность позволяет многим из них приобретать наркотики в готовых к употреблению формах, то есть по максимальным ценам, но большинство, от-лично зная способ переработки нарко-тиков, покупает их в сухом виде и готовит раствор самостоятельно, 
    За одну операцию приобретается один-два обычных стакана маковой со-ломы или от 0, 1 до 1 грамма эфедри-на, если наркоман предпочитает этот вид наркотика. 
    Небольшая часть криминальных по-требителей - но о ней стоит сказать - объединяется в "команды" и удов-летворяет свои потребности в наркоти-ках путем грабежа наркоманов и торговцев наркотиками. 
    Конечно, бывают исключения, но для большинства криминальных потребите-лей характерно: сами они не торгуют наркотиками, а к тем, кто этим занимается, относятся весьма неуважительно. 
    Розничные торговцы. В США этот тип преступника, связанного с наркотиками, называют пушером, в Японии - "му-равьем". 
    В С.-Петербурге этот слой наркотиче-ской структуры формируется главным образом за счет простых наркоманов, основательно пристрастившихся к нар-котикам, но в силу индивидуальных осо-бенностей не желающих совершать другие преступления. Чтобы обеспечить се-бя наркотиками, они вынуждены еже-дневно крутиться на их розничной про-даже. Да и криминальные потребители, они имеют высокую ежедневную дозу, поддержание которой составляет по сути весь смысл их жизни. 
    Очень многие из них известны под-разделениям по борьбе с наркобизнесом. Однако наличие высокой дозы вынуждает их рисковать, постоянно мель-кая в поле зрения милиции. Судимых среди них тоже много, но все же го-раздо меньше, чем среди криминальных потребителей. Да и судимости они имеют, как правило, за незаконные операции с наркотиками. 
    Наркотики они сбывают обычно в виде готового раствора широкому кругу лиц, продают их на колхозных рынках, в определенных кафе и на некоторых станциях метро. 
    Многие из этой категории наркодельцов торгуют наркотиками прямо в сво-их квартирах. При этом нередко квар-тира предоставляется покупателю и для употребления наркотика. Как правило, покупатель часть раствора употребляет сразу, а часть забирает с собой. 
    Характерной особенностью розничных торговцев является ярко выражен-ная цикличность преступной деятельно-сти, которая в среде наркоманов назы-вается "отбиванием бабок". 
    Оптовые торговцы. В Санкт-Петербурге оптовой торговлей наркотиками за-нимаются и активные наркоманы, и на-ходящиеся в стадии ремиссии, и те, кто наркотики пробовал, но наркоманом не стал. По сути это первый из уже рас-смотренных слоев, наркотической струк-туры, который включает людей, не употребляющих наркотики. 
    Те, кто не употребляет наркотики вообще или употребляет их от случая к случаю, весьма осторожны, так как от-дают себе отчет в неприятных послед-ствиях задержания с поличным. Для многих из них характерно стремление держать у себя наркотики лишь мини-мально необходимое для совершения сделок время. Как правило, если они уже "засвечены" (известны милиции), то вообще не держат наркотики дома. 
    В своей противоправной деятельно-сти они стараются избегать контактов с широким кругом наркоманов, так как уверены, что многие из них являются осведомителями. 
    Крупные оптовые торговцы. В связи с удалением Санкт-Петербурга от сырь-евых наркотических баз наркотики ча-сто поступают в наш город крупными партиями. Обычно чем крупнее партия наркотиков, тем длиннее и разветвленней цепочка оптовиков, доводящих "товар" до розничной продажи. Иными словами, в рамках каждого отдельно взятого канала цепочку оптовиков возглавляет хозяин, которому принадле-жит вся партия. Вот он и является са-мым крупным оптовым торговцем в масштабах города. 
    Большинство из крупных оптовиков - не наркоманы, а если они и упот-ребляют наркотики, то лишь изредка, годами не "нагоняя" дозу. Это позволяет - а осознанное занятие наркобизнесом заставляет - их глубоко конспирироваться. Как правило, их не знают не только наркоманы, но и роз-ничные торговцы. 
    Для крупных оптовых торговцев характерно наличие преступных связей в регионах с низкими ценами на наркотики. Они поступают к крупным оптовикам из других областей России и республик бывшего Союза. При этом используются самые различные способы доставки партий наркотиков: личная по-ездка, отправка своего человека, встре-ча гонца оттуда, использование почты и другие. В качестве средства платежа за наркотики широко используются ворованные вещи, ценности, реализация ко-торых в Санкт-Петербурге небезопасна. 
    Наиболее предприимчивые предста-вители этого слоя наркотической струк-туры вовлекают в нелегальный синтез наркотиков химиков и становятся орга-низаторами подпольных лабораторий. Видимо, среди крупных оптовых торгов-цев есть представители всех националь-ностей, но масштабный наркобизнес в Петербурге - особенно это касается продуктов мака и конопли - все боль-ше сосредоточивается в руках азер-байджанцев и цыган. 
    Пожалуй, это единственный слой нар-котической структуры городского уров-ня, представители которого наживают крупные состояния на торговле наркотиками. 
    Самые крупные оптовые торговцы. Это завершающая и наименее известная нам категория представителей нар-котической структуры. Если коротко - это хозяева крупных партий наркотиков, которые отправляются на продажу в Санкт-Петербург. 
    Самые крупные оптовые торговцы проживают, как правило, в регионах с низкими ценами на наркотики: в Сред-ней Азии, не Западной Украине, а Молдове, Литве. 
    Эта категория наркотической струк-туры может иметь коррумпированные связи и при необходимости откупиться от сотрудников милиции. 
   

* * *

    НАРКОМАНИЯ, как и преступность, имеет социальные корни. Доступность наркотиков и безнаказанность сбытчи-ков, в первую очередь крупных, - мощнейший катализатор распространения наркомании, особенно в условиях такого мегаполиса, как Санкт-Петербург. 
    И если немедленно не изменить ра-боту подразделений, занятых борьбой с наркобизнесом, в сторону ориентации на качественные, а не количественные показатели, если не поставить борьбу с незаконным оборотом наркотиков на научную основу, то нам не удастся избежать волны массового распространения наркомании и повторения печального опыта США и других западных стран. 
    Уверен, на выбор правильной линии социальной защиты от наркомании, у нас осталось не более года.