Химическая зависимость - это болезнь

"Ал­ко­голизм яв­ля­ет­ся проб­ле­мой "всей лич­ности", и ис­це­ление от об­ще­го по­раже­ния тре­бу­ет нап­ря­жен­но­го тру­да, осо­бой тре­ниров­ки и вре­мени. Хо­тя ал­ко­голик мо­жет иног­да чу­дес­ным об­ра­зом ис­це­лить­ся от сво­его фи­зичес­ко­го стрем­ле­ния к ал­ко­голю, не су­щес­тву­ет мгно­вен­но­го ис­це­ления от ду­хов­но­го и пси­холо­гичес­ко­го ущер­ба, на­носи­мого нар­ко­тичес­ким прис­трас­ти­ем"

На каж­дые де­сять пь­ющих най­дет­ся хо­тя бы один — муж­чи­на, жен­щи­на или ре­бенок, — ко­торый не мо­жет кон­тро­лиро­вать ко­личес­тво упот­ребля­емо­го спир­тно­го.

По­чему од­ни лю­ди ста­новят­ся ал­ко­голи­ками, в то вре­мя как дру­гие мо­гут пить уме­рен­но всю свою жизнь? Этот воп­рос дол­гие го­ды ста­вил в ту­пик как ис­сле­дова­телей, ме­диков, так и неп­ро­фес­си­она­лов. На­ибо­лее по­пуляр­ные объ­яс­не­ния имеют пси­холо­гичес­кий ха­рак­тер. Го­ворят, что пь­ющие в ме­ру кон­тро­лиру­ют се­бя, ал­ко­голи­ки же стра­да­ют сла­бостью во­ли… "Я не мо­гу по­верить, что он поз­во­лит се­бе прид­ти в та­кое сос­то­яние!" "Ме­ри Энн не мо­жет удер­жать­ся от вы­пив­ки". Подоб­ные суж­де­ния ста­вят под сом­не­ние ха­рак­тер ал­ко­голи­ка и ос­но­ваны на том, что в луч­шем слу­чае ему не хва­та­ет са­модис­ципли­ны, в худ­шем же — он мо­раль­но по­рочен. В лю­бом слу­чае мысль поч­ти од­на и та же: "Я ни­ког­да не поз­во­лил бы се­бе так опус­тить­ся".

Би­оло­гичес­кие и со­ци­аль­ные объ­яс­не­ния яв­ля­ют­ся ме­нее осуж­да­ющи­ми. Мно­гие убеж­де­ны, что су­щес­тву­ющие спе­цифи­чес­кие для ал­ко­голи­ков фи­зичес­кие проб­ле­мы: ал­лергии, за­боле­вания пе­чени, от­кло­нения от нор­маль­но­го уров­ня сахара в кро­ви, пло­хой ме­табо­лизм ал­ко­голя, хи­мичес­кий дис­ба­ланс в ор­га­низ­ме — пе­речис­ле­ние мож­но про­дол­жить. С дру­гой сто­роны, со­ци­оло­ги сос­ре­дота­чива­ют вни­мание на тя­желом детс­тве, раз­би­тых семь­ях, пло­хом об­ра­щении родителей. Они пред­по­лага­ют, что, ког­да эмо­ци­ональ­но об­де­лен­ные де­ти ста­новят­ся взрос­лы­ми, им ос­тро не­дос­та­ет люб­ви и единс­твен­ным уте­шени­ем для них ока­зыва­ет­ся бу­тыл­ка.

Хо­тя все эти те­ории стро­ят­ся на ос­но­ве наб­лю­дений, ни од­на из них не под­твержда­ет­ся кон­крет­ны­ми ис­сле­дова­ни­ями. В дей­стви­тель­нос­ти же тща­тель­но про­веден­ные ис­сле­дова­ния во мно­гих слу­ча­ях не толь­ко оп­ро­вер­га­ют по­доб­ные распростра­нен­ные пред­по­ложе­ния, но и до­казы­ва­ют про­тиво­полож­ное им. Нап­ри­мер:

1. Не су­щес­тву­ет свой­ств лич­ности, ха­рак­терных для ал­ко­голиз­ма.

2. Ал­ко­голизм не име­ет из­вес­тной фи­зичес­кой при­чины.

3. Тя­желое детс­тво не яв­ля­ет­ся су­щес­твен­ной при­чиной прис­трас­тия к ал­ко­голю…

Фак­то­ры раз­ви­тия ал­ко­голиз­ма (и нар­ко­мании)

Хо­тя и не су­щес­тву­ет из­вес­тных пси­холо­гичес­ких, фи­зичес­ких или со­ци­аль­ных проб­лем, об­щих для всех ал­ко­голи­ков, не­кото­рые под­верга­ют­ся бо­лее вы­соко­му рис­ку раз­ви­тия это­го па­губ­но­го прис­трас­тия. Из мно­жес­тва об­сто­ятель­ств на­шей жиз­ни три глав­ных фак­то­ра нуж­да­ют­ся в бо­лее вни­матель­ном рас­смот­ре­нии:

1. Ро­дос­ловная

Ста­новит­ся все бо­лее оче­вид­ным, что ал­ко­голизм или по­тен­ци­ал для это­го па­губ­но­го прис­трас­тия пе­реда­ет­ся от от­ца к сы­ну и от ма­тери к до­чери не из-за дур­но­го се­мей­но­го ок­ру­жения, но вследс­твие струк­ту­ры се­мей­ной нас­ледс­твен­ности. Важ­ная роль нас­ледс­твен­ности бы­ла под­твержде­на нес­коль­ки­ми не­зави­симы­ми ис­сле­дова­ни­ями, а не­дав­но по­лучи­ла чрез­вы­чай­но силь­ное под­креп­ле­ние в ре­зуль­та­тах об­сле­дова­ния при­ем­ных де­тей в Шве­ции, где по тра­диции за­писи об усы­нов­ле­нии очень хо­рошо сох­ра­ня­ют­ся. Там бы­ло ус­та­нов­ле­но, что в од­ной из об­сле­дован­ных групп па­ци­ен­тов сы­новья от­цов-ал­ко­голи­ков, по­пав­шие в бе­зал­ко­голь­ные семьи, име­ли — в от­но­шении де­вять к од­но­му — боль­ше шан­сов стать ал­ко­голи­ками, чем при­ем­ные сы­новья с нас­то­ящи­ми ро­дите­лями-не­ал­ко­голи­ками. Нас­ле­дова­ние от ма­тери к до­чери да­вало от­но­шение три к од­но­му.

Ме­дицин­ская ге­нети­ка на­ходит­ся еще в мла­ден­ческом сос­то­янии, но ник­то из нас не мо­жет поз­во­лить се­бе иг­но­риро­вать эту по­рази­тель­ную ста­тис­ти­ку. Быть мо­жет, для каж­до­го из нас приш­ло вре­мя прос­мотреть свою ро­дос­ловную. Нет ли у нас ал­ко­голи­ка в до­ме? Нет ли у нас близ­ко­го родс­твен­ни­ка — от­ца, ма­тери, дя­ди, те­ти, ба­буш­ки, бра­та или сес­тры, — на­ходя­щего­ся в слож­ных от­но­шени­ях с вы­пив­кой?

Как мы вы­яс­ни­ли, сред­ний пь­ющий име­ет шанс один к де­сяти раз­ви­тия па­толо­гичес­ко­го прис­трас­тия к ал­ко­голю. При на­личии же ал­ко­голи­ка в ро­дос­ловной обыч­ное уме­рен­ное пот­ребле­ние спир­тно­го на­поми­на­ет рус­скую ру­лет­ку

2. Кри­зисы

От­став­ка, не­уда­ча в де­лах, бо­лезнь, раз­вод, смерть. Ни один из нас не сво­боден от лич­ных кри­зисов, и во вре­мя та­ких пе­ри­одов все мы под­верга­ем­ся очень вы­соко­му рис­ку об­ра­зова­ния па­губ­ной при­выч­ки к ал­ко­голю. В по­доб­ные критические пе­ри­оды, не­зави­симо от на­шего преж­не­го от­но­шения к вы­пив­ке, и да­же при от­сутс­твии нас­ледс­твен­ной у­яз­ви­мос­ти, сле­ду­ет серь­ез­но рас­смот­реть воз­можность пол­но­го воз­держа­ния от спир­тно­го.

3. Куль­ту­ра

…Что от­ли­ча­ет куль­ту­ры с вы­соким про­цен­том ал­ко­голи­ков от тех, где этот про­цент ни­зок? Это не свя­зано, как час­то ду­ма­ют, с би­оло­гичес­ки­ми или ра­совы­ми раз­ли­чи­ями. Дву­мя важ­ней­ши­ми фак­то­рами яв­ля­ет­ся от­но­шение к от­кры­тому про­яв­ле­нию опь­яне­ния и то, прак­ти­ку­ет­ся ли пот­ребле­ние спир­тных на­пит­ков вне вре­мени при­ема пи­щи. Сре­ди на­ций и об­щин, до­пус­ка­ющих упот­ребле­ние спир­тных на­пит­ков толь­ко за обе­ден­ным сто­лом и не­тер­пи­мых к опь­яне­нию на лю­дях, про­цент ал­ко­голи­ков не­высок.

… Об­щес­твен­ная склон­ность к из­лишне­му пот­ребле­нию ал­ко­голя яв­ля­ет­ся не­мало­важ­ной об­щес­твен­ной проб­ле­мой. Пот­ребле­ние боль­шо­го ко­личес­тва спир­тно­го есть в от­но­шении ал­ко­голиз­ма то же са­мое, что ку­рение в от­но­шении ра­ка легких: эф­фектив­ное, на­деж­ное средс­тво для раз­ви­тия за­боле­вания. Да­же при от­сутс­твии лич­но­го кри­зиса и нас­ледс­твен­ной пред­распо­ложен­ности ин­тенсив­ный при­ем спир­тно­го мо­жет поч­ти каж­до­го в лю­бой пе­ри­од жиз­ни до­вес­ти до ал­ко­голиз­ма. 

Су­щес­тву­ет ли ко­личес­тво спир­тно­го, ко­торое че­ловек мо­жет вы­пить без опа­сений? Это воп­рос, от­вет на ко­торый ни­ког­да за­ранее не­из­вестен. Не­воз­можно оп­ре­делить ко­личес­тво ал­ко­голя, ко­торое у дан­но­го че­лове­ка вы­зовет при­выка­ние: здесь слиш­ком мно­го пе­ремен­ных фак­то­ров. Тем не ме­нее, есть не­кото­рые ха­рак­терные мо­мен­ты, ко­торые всем нам хо­рошо бы иметь в ви­ду.

1. Есть "вне­зап­ные ал­ко­голи­ки". По при­чинам, ко­торые по­ка не­из­вес­тны, на не­кото­рых лю­дей ал­ко­голь очень силь­но дей­ству­ет с пер­во­го же глот­ка или пер­вой вы­пив­ки. Та­кие лю­ди во­об­ще не мо­гут пить уме­рен­но. Они не­мед­ленно те­ря­ют кон­троль над ко­личес­твом вы­пито­го. Вне­зап­ны­ми ал­ко­голи­ками ста­новят­ся в лю­бом воз­расте, и хо­тя они сос­тавля­ют мень­шинс­тво, их чис­ло боль­ше, чем мно­гим из нас хо­телось бы ду­мать.

2. Ин­тенсив­ное пот­ребле­ние ал­ко­голя или час­тое сос­то­яние опь­яне­ния от­но­сит­ся к глав­ным фак­то­рам при­выка­ния к ал­ко­голю.

3. Не су­щес­тву­ет бе­зопас­ных ви­дов спир­тно­го. Че­ловек, ко­торый го­ворит, что пь­ет толь­ко пи­во, об­ма­ныва­ет са­мого се­бя, но не свою пе­чень. … Со­дер­жа­ние ал­ко­голя в од­ной бан­ке пи­ва рав­но со­дер­жа­нию ал­ко­голя в од­ной рюм­ке ви­на.

4. Не су­щес­тву­ет бе­зопас­ных ко­личеств спир­тно­го.

В чем от­ли­чие че­лове­ка, зло­упот­ребля­юще­го ал­ко­голем, от ал­ко­голи­ка?

Зло­упот­ребля­ющий ал­ко­голем мо­жет кон­тро­лиро­вать се­бя: ког­да ему пить, сколь­ко пить и пить ли во­об­ще.

Ал­ко­голик — это че­ловек, ко­торый не мо­жет ска­зать за­ранее, ког­да он бу­дет пить и сколь­ко выпь­ет, и ко­торый про­дол­жа­ет пить да­же пос­ле то­го, как ал­ко­голь ста­новит­ся при­чиной неп­ри­ят­ностей в од­ной или нес­коль­ких сфе­рах его жиз­ни — в от­но­шени­ях с род­ны­ми или друзь­ями, в пла­не здо­ровья, ра­боты или фи­нан­сов, в юри­дичес­ких де­лах и т.д.

Уме­рен­но пь­ющим или непь­ющим край­не труд­но по­нять эту по­терю влас­ти над со­бой. Соб­лазни­тель­но от­де­лать­ся от ал­ко­голиз­ма как от проб­ле­мы ис­клю­читель­но сла­боволь­ных лю­дей, но ис­ти­на сос­то­ит в том, что силь­ная во­ля не яв­ля­ет­ся защитой от ал­ко­голиз­ма.

Ког­да вра­чи и пси­хи­ат­ры на­зыва­ют ал­ко­голизм бо­лезнью, мно­гие, впол­не ес­тес­твен­но, не­году­ют. В их гла­зах та­кая ква­лифи­кация ал­ко­голиз­ма — все­го лишь "гу­манис­ти­чес­кая" улов­ка, но­вей­шая по­пыт­ка от­ри­цать соз­на­тель­ную гре­хов­ность че­лове­ка, по­пыт­ка ос­во­бодить ал­ко­голи­ка от от­ветс­твен­ности за его (ее) собс­твен­ное по­веде­ние.

Вследс­твие бес­по­мощ­ности ал­ко­голи­ка и вследс­твие то­го, что ал­ко­голизм про­яв­ля­ет­ся из­вес­тны­ми приз­на­ками и оче­вид­но за­висит от нас­ледс­твен­но­го фак­то­ра, не бу­дет на­тяж­кой наз­вать ал­ко­голизм бо­лезнью. Од­на­ко он ни­ког­да не яв­ля­ет­ся толь­ко со­мати­чес­кой (фи­зичес­кой) бо­лезнью; ско­рее, ал­ко­голизм есть ти­пич­ная бо­лезнь всей лич­ности. В то вре­мя как боль­ной ди­абе­том или ра­ком мо­жет иметь здо­ровые ум и чувс­тва и глу­бокие дру­жес­кие и се­мей­ные от­но­шения, ал­ко­голик ча­ще все­го те­ря­ет все. Его те­ло, ра­зум, чувс­тва, дух, ком­му­ника­тив­ная сфе­ра — боль­ны. Ес­ли ал­ко­голик не по­лучит по­мощи во всех этих пя­ти сфе­рах, его шан­сы на выз­до­ров­ле­ние очень не­вели­ки.

От­ри­цание.

"Не смей­те на­зывать ме­ня ал­ко­голи­ком!"

Ал­ко­голи­ки, приз­на­ющие, что они по­теря­ли кон­троль над пот­ребле­ни­ем спир­тно­го, встре­ча­ют­ся очень ред­ко. Боль­шинс­тво ал­ко­голи­ков не прит­во­ря­ют­ся, ког­да от­ри­ца­ют свой ал­ко­голизм. Ти­пич­ный ал­ко­голик мо­жет си­деть во вра­чеб­ном кресле "вус­мерть" пь­яный, с рас­пухшим крас­ным но­сом и с пе­ченью, опус­тившей­ся до са­мого та­за, — и на пол­ном серь­езе ут­вер­ждать, что он вы­пива­ет ра­ди нор­маль­но­го об­ще­ния.

У не­кото­рых ал­ко­голи­ков от­ри­цание при­об­ре­та­ет бо­лее тон­кие фор­мы. Пок­ла­дис­тый ал­ко­голик пе­ри­оди­чес­ки приз­на­ет­ся сво­им род­ным и близ­ким, что он "ник­чемная пь­янь", и про­сит по­мощи и по­нима­ния. По­рой он обе­ща­ет ни­ког­да боль­ше не пить. По­рой про­сит, что­бы его лю­били и по­нима­ли, нес­мотря на его впол­не че­лове­чес­кие сла­бос­ти. В та­кие мо­мен­ты ал­ко­голик, как пра­вило, очень убе­дите­лен — и очень пь­ян. У не­го нет дей­стви­тель­но­го по­нима­ния сво­ей за­виси­мос­ти и нет на­мере­ния от­ка­зать­ся от бу­тыл­ки. Его мо­тивом, хо­тя и бес­созна­тель­ным, яв­ля­ет­ся же­лание за­во­евать сим­па­тию и по­дор­вать лю­бую по­пыт­ку по­мешать его пь­янс­тву.

"Я мо­гу бро­сить, ког­да за­хочу", "я пью мень­ше, чем Гар­ри", "я бро­шу пить в сле­ду­ющем го­ду". Та­ков обыч­ный са­мо­об­ман ал­ко­голи­ка, и чем даль­ше он пь­ет, тем бо­лее ка­тего­рич­ным ста­новит­ся его от­ри­цание.

Как же мо­жет ал­ко­голик иг­но­риро­вать столь оче­вид­ные пос­ледс­твия сво­его пь­янс­тва и сно­ва и сно­ва от­ри­цать за­виси­мость от ал­ко­голя? Ис­черпы­ва­ющий от­вет на этот воп­рос еще не­из­вестен, но мож­но ус­та­новить не­кото­рые спо­собс­тву­ющие это­му фак­то­ры.

По­ка му­читель­ные пос­ледс­твия пь­янс­тва оче­вид­ным об­ра­зом не пе­реве­сят его из­вес­тные при­ят­ные сто­роны, ал­ко­голик ни за что не от­ка­жет­ся от сво­его пра­ва на вы­пив­ку.

Ка­кими бы нес­час­тны­ми ни ка­зались мно­гие ал­ко­голи­ки, они еще не­дос­та­точ­но нес­час­тны. Ал­ко­голик уме­ет пре­дох­ра­нять­ся от на­ибо­лее бес­по­ко­ящих и му­читель­ных пос­ледс­твий сво­его пь­янс­тва. Это дос­ти­га­ет­ся за счет:

а) хи­мичес­ко­го воз­дей­ствия ал­ко­голя на суж­де­ния и па­мять (эй­фо­рия и про­валы в па­мяти);

б) изощ­ренной сис­те­мы за­щит­ных ме­ханиз­мов ал­ко­голи­ка;

в) бла­гона­мерен­ных ста­раний лю­дей, на­ибо­лее ему близ­ких, - его вра­ча, свя­щен­ни­ка, ра­бото­дате­ля или сос­лу­жив­цев, чле­нов семьи и дру­зей.

Пот­ворс­тво.

Стра­да­ющий на­руше­ни­ями па­мяти и во­ору­жен­ный хо­рошо раз­ви­тыми за­щит­ны­ми ме­ханиз­ма­ми, ал­ко­голик ока­зыва­ет­ся как бы в клет­ке, ко­торую труд­но от­пе­реть из­нутри. Са­мос­то­ятель­но он не мо­жет приз­нать свою за­виси­мость от ал­ко­голя и нуж­да­ет­ся в по­мощи дру­гих лю­дей для то­го, что­бы спас­тись от сво­их собс­твен­ных заб­лужде­ний.

К со­жале­нию, имен­но близ­кие ал­ко­голи­ку лю­ди час­то ста­новят­ся "груп­пой под­дер­жки" его па­губ­но­го прис­трас­тия. Нес­мотря на свои бла­гие на­мере­ния, вра­чи, слу­жите­ли цер­кви, ра­бото­дате­ли, род­ные и друзья не­ред­ко пот­ворс­тву­ют алкоголи­ку в про­дол­же­ние его пь­янс­тва, при­нимая его ис­ка­жен­ные вер­сии про­ис­хо­дяще­го и обе­регая его от тяж­ких пос­ледс­твий пь­яно­го по­веде­ния. Дви­жущие си­лы это­го пот­ворс­тва ко­ренят­ся в на­шем ин­стинктив­ном стрем­ле­нии уте­шать и за­щищать боль­ных и сла­бых, но для ал­ко­голи­ка, чей единс­твен­ный спа­ситель­ный путь к трез­вости ле­жит че­рез про­тивос­то­яние са­мому се­бе, это име­ет ги­бель­ные пос­ледс­твия.

Каж­дый ал­ко­голик по­сеща­ет сво­его вра­ча в сред­нем триж­ды в год, жа­лу­ясь на го­лов­ные бо­ли, деп­рессию, ноч­ное по­тение, вы­сокое дав­ле­ние, по­нос и сек­су­аль­ные расс­трой­ства. Очень ред­ко — ес­ли та­кое во­об­ще слу­ча­ет­ся — он жа­лу­ет­ся на ал­ко­голизм. Его цель сос­то­ит в том, что­бы скрыть свое прис­трас­тие и по­лучить ле­чение от сим­пто­мов, бла­года­ря ко­торо­му он смог бы пить без фи­зичес­ких стра­даний.

Ог­ромное чис­ло вра­чей про­яв­ля­ет слиш­ком боль­шую го­тов­ность со­дей­ство­вать ал­ко­голи­ку.

Чем объ­яс­ня­ет­ся это поч­ти все­об­щее стрем­ле­ние за­щитить ра­бот­ни­ка-ал­ко­голи­ка? Мно­гие ал­ко­голи­ки — спо­соб­ные, да­же блес­тя­щие лю­ди, ко­торые, да­же ра­ботая впол­си­лы, ока­зыва­ют­ся бо­лее уме­лыми и ком­пе­тен­тны­ми, чем мно­гие их колле­ги. К то­му вре­мени, ког­да их ал­ко­голизм ста­новит­ся яв­ным, они час­то уже про­рабо­тали на сво­ем мес­те нес­коль­ко лет и ус­та­нови­ли тес­ные дру­жес­кие от­но­шения с сос­лу­жив­ца­ми. А друзья ал­ко­голи­ка не за­щище­ны от его уме­ния воздействовать на лю­дей: в то же вре­мя они не же­ла­ют ли­шать его и его семью ис­точни­ка до­хода.

За­щита со сто­роны пот­ворс­тву­ющих на ра­боте обо­рачи­ва­ет­ся тра­геди­ей для ал­ко­голи­ка, ибо ос­лабля­ет­ся один из са­мых силь­ных мо­тива­ци­он­ных фак­то­ров для из­бавле­ния от ал­ко­голиз­ма — страх уволь­не­ния. Ал­ко­голи­ки, ко­торым ра­бота гаран­ти­рова­на, не­зави­симо от то­го, пь­ют они или нет, бу­дут пить. У тех, ко­му в слу­чае от­ка­за прой­ти курс ле­чения уг­ро­жало уволь­не­ние, са­мый вы­сокий про­цент сре­ди всех групп ал­ко­голи­ков…

На ра­боте, в цер­кви, в ка­бине­те вра­ча ал­ко­голик в изо­билии по­луча­ет под­дер­жку сво­его не­дуга.

Од­на­ко са­мых важ­ных со­юз­ни­ков он на­ходит в кру­гу семьи. Здесь лю­ди, боль­ше все­го стра­да­ющие от его по­веде­ния, как раз бо­лее всех про­чих вы­ращи­ва­ют его па­губ­ное прис­трас­тие. При этом от­но­шения пот­ворс­тва раз­ви­ва­ют­ся по предсказу­емо­му сте­ре­оти­пу, что поз­во­ля­ет дать ал­ко­голиз­му точ­ную ха­рак­те­рис­ти­ку — "се­мей­ная бо­лезнь".