Яйца дракона

Описание большинства негативных последствий войны с наркотиками дано Пером Уле Трексманом в его статье, которая называется «Яйца дракона – контроль за преступностью, связанной с наркотиками» (Трексман, 1995). Трексман, ранее профессор уголовного права в Хельсинки, Копенгагене, а в настоящее время в Лунде, сумел описать основные положения последствий войны. Здесь мы излагаем его замечания, для удобства опустив кавычки. Но авторство приведенных ниже идей целиком и полностью принадлежит Трексману. Его главная мысль заключается в том, что законы против наркотиков постепенно подрывают основные принципы принятой в Скандинавии политики борьбы с преступностью. Яйца дракона лопнули. Дракончики запускают когти в скандинавскую уголовно-правовую систему и пожирают ее особенности.

В чем же состоят особенности нашей системы?

Трексман указывает на целый ряд отличительных признаков. В Скандинавии главенствует идея о том, что к системе уголовного правосудия следует обращаться лишь в крайнем случае; наказания должны быть последним средством, к которому прибегают, когда все, что можно, уже перепробовали. Уровень штрафных санкций осознанно поддерживается на низком уровне, чтобы предотвратить нежелательное разрастание уголовно-правовой системы. Меры в области уголовной политики должны быть рациональными и оправданными с социальной точки зрения. Особо подчеркивается, что уголовная политика призвана не «уничтожить» преступность, но контролировать ее структуру и уровень. При формировании системы наказаний особое внимание уделяется социальной справедливости и тому, насколько предлагаемые наказания отвечают требованиям гуманности. Это прежде всего означает, что применение жестоких, бесчеловечных или неоправданно суровых наказаний запрещено. Наказания за уголовно наказуемые деяния должны быть зеркальным отражением наносимого этими деяниями ущерба.

Контроль за наркотиками, осуществляемый в рамках уголовного кодекса, подрывает самые основы традиционного для Скандинавии уголовно-правового порядка. Это проявляется даже на уровне языка. Говорят не о попытке решить социальную проблему, опираясь на уголовный кодекс, а о борьбе с преступностью и преступниками. При поиске истоков проблемы не берется в расчет модель социального устройства – кто в данном обществе обречен быть победителем, а кто проигравшим. Нет, перед нами предстают классические образы из саг. Наркотики – зло, с которыми всеми силами сражается добро. Во имя этой борьбы даже использование весьма сильных средств является оправданным. Поэтому можно отказаться от положений, защищающих права граждан: принципа законности, права на справедливость судебного разбирательства и т.д. Это никак не назовешь рациональной уголовной политикой, какая в Скандинавии действует во всех других сферах.

«Скандинавская уголовная политика, которую мы описали выше, может с полным на то правом называться рациональной. О скандинавской антинаркотической политике такого сказать нельзя. Меры, принимаемые для ужесточения правового контроля, скорее относятся к сфере эмоций и демонстрации политической власти. Отчасти здесь проявляется и заискивание Скандинавии перед крупными мировыми державами… Ошибочная антинаркотическая политика является не единственным фатальным последствием такой линии. Существует реальная угроза, что и уголовная политика в целом может «заразиться» нерациональностью».

В отличие от традиционной уголовной политики, в области борьбы с наркотиками главенствуют стереотипное мышление и отказ принимать в расчет существующие социальные факторы: «При рассмотрении уголовных дел, связанных с наркотиками (за исключением тех, которые касаются исключительно личного потребления), наказание назначается в соответствии с шаблоном, выработанным в централизованном порядке обвинением и судьями. Степень суровости наказания зависит в основном от трех факторов: какие наркотики фигурируют в преступлении (чем опаснее и эффективнее наркотик, тем строже наказание); какое количество наркотиков фигурирует в преступлении, и обвинялся ли подсудимый ранее в преступлениях, связанных с наркотиками. Все прочие факторы имеют второстепенное значение. Это, в частности, подразумевает, что индивидуальные факторы, относящиеся к личности подсудимого, и его социальное положение при вынесении приговора в расчет не принимаются».

Из яиц вылупились дракончики и всех съели.