Все в мире относительно

Историк Матти Клинге (1983) показывает, насколько разным содержанием можно наполнить понятия общегосударственного значения. В качестве примера он берет понятие «национальное государство Швеция», и оказывается, что однозначного ответа на вопрос, что это такое, нет. Вначале это понятие обозначало некую территорию исконного проживания шведов, расположенную в пределах границ современной Швеции. Однако этого показалось мало тем, кто хотел создать образ сильного национального государства. Им было важно, чтобы и приграничные провинции, и приобретенные в результате завоеваний земли подходили под определение «Швеция». Эту ситуацию хорошо иллюстрируют две старые карты. Первая была создана по заказу тех, кому было важно подчеркнуть значение восточного региона. Граница с Норвегией здесь изображена в виде практически непроходимых гор, в то время как Балтийское море значительно подсократили, чтобы оставить больше места для изображения необъятных восточных земель. Швеция, изображенная на второй карте, явно более южного происхождения. Здесь подчеркивается важное значение западного побережья, в то время как восточные земли изображаются в виде незначительной периферии.

Если уж даже национальное государство, родина-мать, является понятием, которому можно придать различное значение, то уж создать самые разные представления относительно значимости проблемы наркотиков вообще проще простого. В предыдущих главах мы убедились, что в целях усиления контроля понятию «наркотики» выгодно давать как можно более расплывчатое определение. Появляются новые вещества с различными свойствами, но все их выгодно называть наркотиками. Однако если давать новым веществам старые определения, трудно понять, имеем ли мы дело с обострением старой проблемы, или речь идет о возникновении новой. Чем шире рамки определения, тем шире поле для спекуляций.

Для определения серьезности этой проблемы можно утонуть во всевозможной информации относительно количества наркотиков, их разновидностей, особых категорий наркоманов, наркомании среди молодежи или относительно видов причиняемого наркотиками ущерба – от смерти и склонности к насилию до полной пассивности.

Для наших целей удобно пойти сразу двумя путями. Первый путь – широкий, здесь мы намерены рассказать кое-что о потреблении некоторых веществ, как запрещенных, так и разрешенных. Конечно, это огромный объем информации, поэтому мы ограничимся только теми веществами, потребление которых вызывало споры в обществе. А если точнее, теми из спорных веществ, которые, как предполагалось, тем или иным образом влияют на психику человека. Для описания таких веществ, как запрещенных, так и разрешенных, нередко используют определение «психоактивные вещества».

В случае с большинством разрешенных веществ найти нужную информацию не составляет труда. Можно просмотреть статистику производства и продаж, или провести исследование среди населения по вопросам потребления. Однако и здесь время от времени сталкиваешься с некоторыми препятствиями. Производители психотропных средств не очень заинтересованы в том, чтобы предоставлять подробную статистику продаж. Еще сложнее обстоит дело с нелегальными веществами и нелегальными средствами. В этой области нашими основными источниками были:

1. Анонимное анкетирование населения или групп населения. В качестве примера можно назвать исследования среди призывников, когда всем юношам, пришедшим в военкомат для призыва на военную (или альтернативную) службу, раздаются анкеты. Другая часто используемая выборка – ученики старших классов обязательной школы. Основной недостаток такой выборки заключается в том, что школьники еще слишком малы. И исследования среди призывников, и школьные исследования плохи тем, что они проводятся под руководством авторитарных структур. Некоторые участники исследований могут испытывать сомнения относительно защиты своей анонимности и поэтому давать нечестные ответы. Кроме того, такие исследования плохо охватывают категорию неблагополучной молодежи, поскольку те чаще обычного бросают школу и игнорируют повестки в военкомат.

2. Зато особо неблагополучные категории населения хорошо охвачены исследованиями, проводящимися в разного рода исправительных учреждениях. В качестве методов применяются анкетирование, подробные интервью или наблюдение, как, например, подсчет следов от шприца, что проводил Бейерот. Эти исследования имеют большое значение, если мы хотим получить представление об образе жизни и способах употребления наркотиков среди отдельно взятых наркоманов. Но чтобы уяснить себе весь размах проблемы, их явно недостаточно.

Исследования такого рода, кроме того, сталкиваются со значительными проблемами методологического характера. Конечно, делались попытки контролировать надежность источников. Многое указывает на то, что даже вполне честные ответы на вопросы, предлагаемые в анкетах или во время интервью, могут оказаться ненадежными. Основная проблема – память часто подводит информантов. Исследования потребления алкоголя свидетельствуют о том, что количество потребленного алкоголя, по заявлениям информантов, составляет примерно половину от реальной цифры (Мякеля, 1971). Информанты о многом забывают, да и разыскать всех крупных потребителей довольно трудно. Есть также причины предполагать, что наркоманы гораздо реже, чем обычные люди, отвечают на подобные анкеты. Закоренелые наркоманы часто меняют адрес места жительства, логично также предположить, что они будут испытывать особое нежелание отвечать на предложенные вопросы. Хауге и Нурли (1983) взялись рассмотреть этот вопрос в своем исследовании. Они разослали анкеты людям, которые были известны как наркоманы. Таким образом, у исследователей появилась возможность подсчитать, сколько анкет пропало впустую, и они пришли к выводу, что эта цифра не оказывает заметного воздействия на общий результат. Экарт Кюльхорн (1983) оспаривает такой вывод. Но как бы то ни было, результаты исследований, пытающихся анализировать события прошлого, довольно неоднозначны. И ответы, и отсутствие таковых – все испытывает воздействие «духа времени».

Были использованы также следующие источники:

3. В качестве индикатора серьезности проблемы часто применяют статистику преступности. Частично она основывается на количестве заявлений в полицию, в некоторых странах – на количестве заявлений о преступлениях, связанных с наркотиками. С другой стороны, привлекаются данные о количестве осужденных, в некоторых странах – о количестве осужденных к лишению свободы. Сюда же относятся и сведения о количестве конфискованных наркотиков. Недостаток этого индикатора заключается в том, что он отражает не только потребление наркотиков, но и усилия общества, направленные на устранение этого явления.

4. В качестве индикатора серьезности проблемы также нередко используют размах тех усилий, которые общество направляет на борьбу с наркотиками. «Проблема настолько велика, что в этой области сегодня работает х-тысяч полицейских и y-тысяч таможенников на полную ставку». Недостатки этого индикатора очевидны.