Время кофе

Трудно представить себе более невинный для скандинавского носа запах, чем запах свежесваренного кофе. Беседа за чашечкой кофе, утренний кофе, или после долгой прогулки по лесу или горам - быстрее кофейник на плиту! Раньше каждая семья сама занималась обжаркой кофейных зерен. И тогда весь дом благоухал свежеобжаренным кофе.

Этот запах был помощником прусской полиции. В 1781 году в Пруссии была объявлена монополия на кофе, чтобы вернуться к старинным прусским добродетелям, к пиву. Я, как и мои солдаты, вырос на пиве, сказал Фридрих II. Этот напиток помогает вырастить хороших воинов. А тут появляется чужеземный кофе и подрывает одновременно валютную ситуацию в стране, пивоваренную промышленность и выносливость воинов. Согласно кофейной монополии, обжарка кофейных зерен вне королевских обжарочных заведений была запрещена. И можно было наказать контрабандистов кофе, особая полиция находила нарушителей незаконной обжарки кофе по запаху. Монополия долго не продлилась. Особая полиция была чрезвычайно непопулярна, а после целого ряда связанных с ней коррупционных скандалов доверие ко всей системе было окончательно подорвано. Монополию сменил обыкновенный таможенный контроль. Правда, пошлины были очень высокие. Германия не имела колоний, откуда можно было вывозить кофе. Из соображений национальной политики приходилось пользоваться всевозможными заменителями, настоящие же кофейные зерна сберегались на выходные.

Однако не только экономические причины вызывали протест против импорта кофе в Европу. Вот небольшой список вредных, по мнению многих, эффектов кофе, составленный Хаукосом, где, помимо прочего, он пишет:

"Дрожь и даже сотрясение всех членов, особо заметное по рукам. Головокружение и головная боль; сильное покраснение кожи, сыпь и прыщи на лице; тревожность, страх, учащенное сердцебиение, неестественный жар во всем теле, бессонница, беспокойство, судороги. Вредное воздействие на пищеварительную систему проявляется в потере аппетита, могут появляться боли в желудке, ухудшается пищеварение. У тех, кто склонен к полноте, наблюдается вздутие живота и рыхлость плоти и жира, склонные к худобе, напротив, становятся еще худее и приобретают болезненный вид. К этому нередко добавляются сухой кашель, истощение, недовольное и брюзгливое настроение.

Молодые и полнокровные люди переносят этот напиток хуже, чем пожилые; занимающиеся сидячей работой - хуже, чем те, кто много двигаются, так как движение способствует выведению яда из организма".

Били тревогу и ученые. Карл Линней говорил, что кофе полезно тем, кто ценит свое время больше жизни и здоровья, а Самуэль Ханеманн - и все гомеопаты после него - рассматривал кофе как искусственный стимулятор жизни. Однако главенствующее в те времена мнение было, согласно Шивельбушу, таким:

"В конце 17 века кофе приветствуется буржуазией как главное средство против опьянения. Деловитость и разумность пьющего кофе противопоставляются хмельному состоянию, недееспособности и лени пьющего алкоголь".

Кофе считался напитком трезвости, а также напитком, подавляющим эротические влечения. В ту эпоху к кофе часто применялся эпитет "осушающий". Доминировать должно было не тело, а "сухая" душа. Естественно, это как нельзя лучше соответствовало крепнущему в то время духу пуританства и рационализма. Часы, вошедшие в обиход, определяли отношение буржуазии ко времени. Предупреждения Линнея и Ханемана пропали втуне. Ведь кофе продлевал время. Время, которое можно посвятить работе. Таким образом, отказываться от кофе было таким же непростительным грехом, как разбазаривать свои деньги.

В начале восемнадцатого века в Лондоне насчитывалось около 3000 кофеен, то есть по одной на двести жителей. У посетителей были свои постоянные места за постоянными столиками. Гигантская фирма Lloyds' начинала свое существование как кофейня. Через сто лет клиенты лондонских кофеен переселились на Лондонскую биржу. Многие кофейни превратились в редакции газет. Рассудительность, умеренность, трудолюбие.