Трансформация концепции принудительного лечения за рубежом

Если обратиться к опыту зарубежных стран, то ситуация здесь неоднозначна. Массовое применение принудительного лечения по модели ЛТП, описанной выше (и с прежней эффективностью) сохранилось только в некоторых странах постсоветского пространства (Казахстан и др.)

Вместе с тем, во многих развитых странах существуют законодательные нормы, предполагающие определенные меры недобровольности и принуждения в отношении больных наркологического профиля. Спектр таких мер достаточно широк. Здесь и недобровольная регистрация (в административных или правоохранительных органах или в органах здравоохранения) лиц, находящихся в состоянии алкогольной или наркотической интоксикации (Финляндия), нуждающихся в детоксикации (Франция), подозреваемых в наличии зависимости или имеющих таковую (Швеция, Италия, Мальта). Здесь и создание национальных реестров (банка данных) больных с зависимостью (Голландия, Бельгия, Гонконг).

В законодательствах некоторых стран предусмотрено также недобровольное лабораторное тестирование на наркотики (в ходе оперативно-розыскной деятельности, в отношении работников, занятых опасными видами труда, или лиц, задержанных в связи с общественно опасными действиями, а также в процессе неотложной медицинской помощи и др.). Применяются и такие меры, как административный надзор по месту жительства по приговору суда - в случаях условно досрочного освобождения из заключения; как часть реабилитационной программы после принудительного лечения правонарушителей; как часть самостоятельной реабилитационной программы (реабилитационный ордер); или как часть метадоновой программы заместительной терапии.

Достаточно широко распространена практика замены уголовного наказания лечением от наркомании. Например, в США в настоящее время имеется 720 судов, специализирующихся по делам о наркотиках, которые активно практикуют назначение больным наркоманией вместо наказания обязательного лечения, которое в случае успеха может вести к прекращению уголовного преследования или сокращению срока наказания.

Вместе с тем, в целом ряде стран (США, Канада, ФРГ, Великобритания, Швеция, Норвегия, Франция, Финляндия, Япония и др.) имеется также законодательно закрепленный институт принудительного лечения больных алкоголизмом и наркоманией по постановлению суда – так называемым «гражданским приговорам». Однако для адекватной оценки этого факта необходимы некоторые пояснения.

Законодательные нормы о принудительном лечении в западных странах относятся, в основном, к 60-80 гг. прошлого века или к еще более раннему периоду и в настоящее время в большинстве стран или вообще не применяются, или применяются редко, или пересматриваются. В частности, уже отозвали свои законодательные акты на эту тему Канада и Финляндия. В любом случае принудительное лечение нигде не носит массового характера.

Отношение к принудительному лечению сдержанное - как к вмешательству недостаточно эффективному, уступающему любым формам адекватного добровольного лечения. Применяется оно, можно сказать, штучно, сугубо индивидуально - в качестве исключительной меры при исчерпании всех возможностей избежать ее применения в отношении данного лица и под внимательным контролем властей и общественности. Причем основанием для применения этой меры является почти всегда необходимость лечения и опасность больного для самого себя или для окружающих (при условии, что такой опасности нельзя избежать иными, менее радикальными мерами).

Во всех странах, имеющих законодательство о принудительном лечении больных алкоголизмом и наркоманией, оно осуществляется под контролем и надзором министерства здравоохранения. Проводить принудительное лечение могут как государственные, так и частные психиатрические и наркологические учреждения, причем как стационарно, так и амбулаторно, а также другие учреждения, включая клиники научно-исследовательских институтов, дневные стационары, диагностические центры, различные общинные службы в виде «центров защищенного проживания», «гостиниц аккомодации» и т.д.

Во всех случаях выбор конкретного учреждения для принудительного лечения конкретного больного осуществляется судом по рекомендации медицинских специалистов в зависимости от местных условий и исходя из представлений о возможности этого учреждения максимально эффективно осуществить программу лечения и реабилитации данного пациента. Ни в одной стране не санкционировано принудительное лечение больных алкоголизмом и наркоманией вне системы органов здравоохранения, например, в системе органов внутренних дел; не применяется также двухступенчатая система (Минздрав и МВД) принудительного лечения.

Общая законодательная установка – относиться к алкоголикам и наркоманам как к больным, даже если они уклоняются от добровольного или принудительного лечения. Меры принуждения заключаются только в обеспечении неотвратимости судопроизводства по делу, если оно признано необходимым, и в неотвратимости самого принудительного лечения, если имеется «гражданский приговор» суда. При этом общая тенденция заключается в том, чтобы максимально ограничить пребывание больного в закрытом учреждении (подразделении) или вообще избежать этого, сделав акцент на создании таких стационарных или амбулаторных условий для больного, которые максимально облегчили бы мотивационную работу с ним в рамках имеющегося приговора суда о принудительном лечении. Считается, что главное – это не жесткость запретов, ограничительных мер и наказаний, а статус недобровольности и строгое следование целям этой акции: лечение путем применения эффективных программ, адекватных методик и технологий в соответствующих гуманных условиях.

Таковы основные черты современной высокозатратной концепции принудительного лечения больных с алкогольной и наркотической зависимостью, которая формируется в настоящее время в развитых западных странах.