Как организовать эффективную работу против наркотиков?

Директор ECAD 
Томас Халлберг
Как организовать эффективную работу против наркотиков?

Для успешного осуществления какой-либо проекта требуются четыре вещи: знание, стратегия, координация и руководство. Об этом, вы, возможно, слышали и раньше, но что означают эти слова в сфере борьбы с наркотиками? Можно ли перевести эти основания так, чтобы они стали платформой для осуществимой антинаркотической политики, дающей хороший результат?

Знание для принятия верного решения

      Что такое наркотики, и что значит злоупотреблять наркотиками? Уже здесь возникает различие в толковании этих понятий в разных странах и в разные периоды времени в разных странах. В некоторых из них, например, каннабис не рассматривается как проблема, и поэтому с ним не борются. Наносимый им вред сравнивается с вредом табака и самое большее, к чему призываются граждане, это к осторожности. Интересно то, что в этом случае не хотят признавать исследования, которые указывают на вредное воздействие каннабиса, и постоянно указывают на то, что все еще нет "убедительных доказательств". Хочу привести одно любопытное сравнение каннабиса и табака. По крайней мере, в течение 50 лет исследователи за исследователями предъявляли доказательства того, что курение приводит к раковым заболеваниям и другим болезням. Несмотря на это, общепризнанным оставалось сомнение в адекватности результатов, и оппоненты набирали очки. Те же, у кого был личный опыт знакомства с проблемой, чьи родственники или близкие друзья накашлялись до смерти, были, можно с уверенностью сказать, склонны верить исследователям, которые говорили о вредном воздействии курения. Однако табачная индустрия праздновала свой триумф. Все больше людей всех классов по всему земному шару начинали курить. Те, у кого не было личного опыта вредного воздействия курения, хотели получить доказательство наверняка. 
      Развитие знания о наркотиках следует примерно такому же образцу. Люди всегда понимали опасность, связанную с наркотиками. В наше время требуется научное доказательство, чтобы нечто было принято как знание. Касательно таких препаратов, как героин и амфетамин, достигнут такой уровень познания, когда мы можем сказать, что вопрос решен. Но если речь идет об экстази, рогипноле или каннабисе, многие по-прежнему сомневаются. Особенно относительно каннабиса влиятельные группы и даже нации делают все, чтобы преуменьшить понятие об его вредоносности. 
      ...Было бы интересно, если бы полиция многих стран начала собирать статистику преступлений, связанных с наркотиками. Это можно было бы осуществить, беря пробы мочи или крови у всех, кто арестовывается на месте преступления по подозрению в совершении преступления. Такая мера способствовала бы лучшему пониманию того, какой эффект на общество оказывает злоупотребление наркотиками. И, кроме того, какие эффекты вызываются разными препаратами. Тем самым будет опровергнут миф о том, что каннабис обладает только успокаивающим эффектом, и что потребители каннабиса становятся просто вялыми и апатичными. Мой опыт говорит о том, что многие акты насилия совершаются под воздействием гашиша.

Стратегия

      Когда согласие достигнуто, и принято общее знание об опасности наркотиков, тогда можно идти дальше и определить, какая стратегия наиболее подходит для достижения хорошего результата в борьбе. 
      Важно также обладать знанием о путях распространения злоупотребления наркотиками. Даже здесь цветет немало мифов. Один из них - то, что за употреблением наркотиков подростками стоит организованная преступность. Злые торговцы наркотиками подкарауливают подростков за стенами школы, чтобы сбагрить им наркотики. На самом деле почти все, кто пробовал наркотики, получили их через знакомого. Им может быть школьный товарищ, близкий друг, брат или сестра, кто показывает, как это надо делать, и даже доставляет первую дозу. Эффекты опьянения зачастую настолько сильны, что дополнительная реклама оказывается не нужной. Рынок движет себя сам. Организованной преступности не надо ни предлагать первую дозу, ни рекламировать свой товар. Об этом покупатели заботятся сами. То, что организованной преступности остается делать, это просто удовлетворять рынок. Такая форма распространения, от человека к человеку, называется эпидемической. Понимание, что это происходит именно таким образом, есть во всем мире. Все исследования привычек молодежи, связанных с наркотикосодержащими препаратами, ясно показывают, что большинство приобрело свой первый опыт незаконных наркотиков через близкого знакомого. Имея первый опыт, до того как начинают проявляться негативные эффекты, они склонны распространять злоупотребление дальше. 
      Отсюда и далее мы будем исходить их двух фактов: наркотики опасны и распространяются эпидемически. Какую стратегию в таком случае следует принять?

Ограничение доступа

      Одной из стратегий является попытка ограничить доступ. В течение многих лет ООН, среди прочих, жестко проводила эту линию. Если никакие наркотики не поступают в страну, то нечем и злоупотреблять. Однако все большая интернализация и все более открытые границы продемонстрировали, что усилия таможни и полиции в большинстве стран оказывают только поверхностный, маргинальный эффект на доступ. Объемы изъятия наркотиков, сообщаемые таможнями многих стран, составляют самое большее 10% от того объема, который проходит через границу. Такого рода данные должны приниматься критически. И все же они показывают, как сама таможня рассматривает свои возможности по ограничению доступа. Несмотря на эти ограничения, правоохранительные органы большинства государств направляют значительную часть своих ресурсов по борьбе с наркотиками именно в это русло. 
      В лучшем случае объяснение выбору метода можно увидеть в свете другого серьезного вопроса. А именно: обогащение криминальных групп за счет обращения с наркотиками представляет угрозу демократическому обществу. Появляется моральное измерение, когда демократическое общество видит свою уязвимость в том, что наркорынок порождает криминальные организации, террористов и диктаторов. Никакое общество не хочет видеть рост высшего класса, обогатившегося на страданиях других людей. 
      Борьба по ограничению доступа должна продолжаться. Однако с задачей ограничить власть, которой обладает организованная преступность. А совсем не с той целью, чтобы меньше молодежи начинали потреблять наркотики. Иначе мы промахнемся мимо цели. 
      Чтобы достичь цели - ограничить спрос, требуются другие меры.

Профилактическая работа

      Что, собственно, означает профилактика наркомании? Как следует из названия, это метод попытаться заставить людей не использовать наркотики. Многие сразу же проводят параллель между профилактикой и информированием. Это сравнение неудачно и часто ведет к слабым результатам. Информирование важно, но нужно осознавать не только то, какая информация посылается, как она передается, но и какие результаты можно ожидать. 
      ...Ясно, что молодежь должна получить знание о вредном воздействии наркотиков, чтобы принять собственное решение не принимать их. Это долг взрослых. Наши дети не должны обвинить нас в том, что они не имели представления о том, как опасно принимать наркотики, и что они ничего не знали. Другой позитивной стороной является то, что благодаря информированию можно завоевать общественную поддержку строго ограничительной антинаркотической политики. Эта поддержка необходима для использования наиболее действенного способа профилактики наркомании.

Запрет и контроль

      Запрет работает, только если он поддерживается общественностью, и если есть работающая функция контроля. Это утверждение общего плана и может переноситься в различные контексты. Во многих областях оно принимается как бесспорное, и подвергается тем более активному обсуждению, когда речь заходит о борьбе с наркотиками. 
      ...Контроль важен, но результат приносит не только правовой контроль. Социальный контроль, исходящий от семьи, тоже может быть очень эффективным. Хороший контакт родителей с детьми, родительское присутствие при проведении детьми свободного времени играют большую роль для поддержания на низком уровне потребления наркотиков. Это было доказано рядом крупных исследований, в том числе в Исландии. Чем больше времени родители проводят со своими детьми, тем меньше вероятность того, что дети начнут потреблять наркотики. Еще одно исследование, недавно опубликованное в Швеции, показывает, что тяжелые формы злоупотребления наркотиками встречаются в 3-4 раза чаще среди детей, выросших в семьях с одним родителем. 
      Формальная поддержка, иными словами - запрет, может стать опорой для родителей для воспитания детей. Таким образом контроль властей может работать совместно с социальным контролем.

Лечение и реабилитация

      Лечение и реабилитация не являются мерами по уменьшению злоупотребления наркотиками в обществе. Нельзя излечиться от проблемы наркотиков, поэтому нельзя и ввести массового принудительного лечения, при котором наркоманы вылавливаются и изолируются в течение длительного времени. Тогда это понятие обретает тот же эффект, что запрет и контроль. Добровольное лечение в определенной степени удерживает злоупотребление на низком уровне. Наркоман, находящийся на лечении, не покупает наркотиков и, пусть хоть и случайно, оставляет наркорынок. Он и не распространяет заразу, то есть не привлекает новичков, находясь на реабилитации. Эта фаза, когда наркоман добровольно стремится вылечиться, наступает достаточно поздно в его карьере. К этому моменту наркозависимый не является больше привлекательной рекламой для потребления наркотиков. Поэтому нельзя в большом масштабе рассчитывать на прекращение набора новичков посредством предложения наркоманам добровольного освобождения от зависимости.

Координация и руководство

      Определившись, какое знание заложено в основы наиболее эффективных стратегий, должно быть довольно легко координировать деятельность. На самом деле в большинстве стран не достигнуто единства почти ни в чем. Знание тех, кто назначен бороться с распространением наркотиков, не сходно со знанием тех, кто принимает решения. Нет согласия в целях, методах или в том, какие нужны ресурсы для достижения целей.

Обыгрывая практическую модель

      Давайте будем исходить из сильно упрощенной модели общества, в котором в течение 5 лет наблюдается наркоэпидемия. 
      Мы используем целый ряд предположений, основанных на реальном опыте нескольких стран. Одним из предположений является то, что около 10% тех, кто пробует наркотики, впадает в зависимость от них на долгий период времени. 
      В нашем городе живет 50 000 человек. 10 000 из них - молодые люди в возрасте от 13 до 25 лет. 40% из этих молодых людей пробовали наркотики, то есть 4000. Из них 10% начнут серьезно злоупотреблять наркотиками. Группа наркоманов в городе состоит, в своем ядре, из 400 человек. Остаются еще 3600, иногда или просто один раз пробовавших наркотики. 
      Городские власти провели исследование и проанализировали, что эта проблема означает для города. Обнаружилось, что почти никто из "ядра" злостных наркоманов не работал. Они добывали средства к существованию преступным путем. Некоторые получали свои деньги, помогая продавать наркотики. Большая часть наркоманов совершала разного рода преступления: кражи, вымогательства, грабеж. Многие женщины-наркоманы занимались проституцией. Однако на наркотики приходилась лишь небольшая доля прибылей от сексуальных услуг. Большая часть шла напрямую в карманы организованной преступности. Иными словами, эти 400 человек обеспечивали свое существование не своим трудом. Они получали небольшую поддержку общества, некоторые - от своих семей, но большинство добывали средства к существованию посредством преступной деятельности...