Разнообразие форм алкоголя

Конечно, огромная гаванская сигара отличается от "Лаки Страйк", конечно, велика разница между чашечкой бразильского кофе "Сантос", выпитого с удовольствием, и впопыхах проглоченным "Нескафе" из бобов холодной сушки. Но это всего-навсего мелкие нюансы по сравнению с впечатляющим разнообразием форм алкоголя.

Алкоголь может завладеть нами постепенно, или ударить в голову с первого же глотка. Существуют вкусовые добавки, вводящие нас в заблуждение, так что мы можем пить алкоголь, не подозревая об этом, или думать, что пьем алкоголь, в то время как им и не пахнет. И "Карлсберг", и "Либфраумильх", и "Джонни Уокер" - все они являются членами большой семьи алкогольных напитков, и у каждого есть своя история производства. За ними стоят профессиональная гордость и традиции. В некоторых регионах на алкогольной промышленности держится вся экономика. Алкоголь - это не только напиток, но еще и сырье, необходимое для транспорта и промышленности. Алкоголь используется в производстве, алкоголь - важный источник энергии. Новые изобретения в области производственных процессов имели огромное значение для экономики многих стран, а также привели к изменению обычаев и нравов многих людей. Важнейшим событием новейшего времени стало открытие дистилляции, но и дальнейшие изменения техники производства имели серьезные последствия для общества.

Центральное значение для нашего исследования имеет роль алкоголя как сильнейшего опьяняющего средства. Помимо всего прочего, алкоголь является главным опьяняющим средством, использующимся в нашей культуре, да и во многих других тоже. Именно этим объясняется его глубинная связь с культурными и религиозными переживаниями, характерная как для нашей, так и для других культурных традиций. Алкоголь ассоциировался с некой мистической силой, которой нужно управлять. Потребность в контроле была тем более необходимой, поскольку в течение многих столетий алкоголь являлся важным средством в арсенале целителей. Священники, целители, общество контролировали потребление алкоголя. Сильнодействующие вещества требуют прочных механизмов контроля. Такие выражения, как "традиции питья" и "культура питья", свидетельствуют о том, что эта область человеческой жизни отнюдь не страдает от отсутствия правил.

Важной причиной наличия системы правил является то, что потребление алкоголя таит в себе много опасностей. Более того, трудно найти другое вещество, другое опьяняющее средство, обладающее таким полным букетом вредных воздействий. Соответственно, человечество изобрело немало способов, пытаясь подчинить себе эту силу. В мусульманском мире алкоголь, по большому счету, запрещен, в иудаизме потребление его тесно связано с религиозными ритуалами, и поэтому нарушение правил потребления алкоголя среди верующих случается очень редко. Протестантская религия не накладывает никаких запретов на само вещество, в то время как к человеку предъявляются строгие требования самоконтроля, умения владеть собой. С точки зрения протестантской этики, погружаться в неконтролируемые экстатические состояния с помощью опьяняющих средств абсолютно недостойно человека.

Но мы знаем, что и религиозный, и моральный контроль часто оказывается несостоятельным. Уже в семнадцатом веке до нашей эры, при царе Хаммурапи в Вавилоне существовали зачатки того, что позже стали называть алкогольной политикой - государственное регулирование доступности алкоголя. В своих крайних формах алкогольная политика приняла форму законов, налагающих полный запрет на потребление алкоголя.

Запретительное законодательство направлено непосредственно против алкоголя. Если сделать алкоголь недоступным для всех, то проблема решена. Другие формы контроля рассчитаны на то, чтобы только регулировать потребление алкоголя или контролировать определенные группы потребителей. Это может проявляться в виде общественных кампаний против злоупотребления алкоголем, или организаций алкоголиков, борющихся за то, чтобы определенная группа потребителей - тех, кто плохо переносит алкоголь, быстро и полностью теряет над собой контроль - отказалась от его потребления. Но независимо от существующей политики алкогольного контроля, параллельно всегда наблюдалось противостояние как контролю, так и контролерам. В этом нередко были замешаны чьи-то значительные экономические интересы, находившие поддержку в народной традиции и в литературе, где можно найти немало похвал по отношению к блаженному чувству опьянения. Да и личный опыт - воспоминания о состояниях удовольствия, эйфории, вплоть до разгульных пиршеств - имел тут немаловажное значение. Конечно, алкоголь может принести неисчислимые несчастья, но в то же время с ним связаны и приятные ощущения, от которых людям очень не хочется отказываться. Аня Коски-Йеннес (1983) пишет, что финские писатели используют алкоголь перед началом работы, а не во время ее, как средство вступить в контакт с другими уровнями своей личности. Ингвар (1984) на одном из симпозиумов по алкоголю поднял вопрос о другой стороне алкогольного воздействия и, в частности, высказал желание получше узнать о том, как можно оптимальным образом использовать положительный эффект от небольших доз алкоголя:

"Именно этого ищет в алкоголе подавляющее большинство людей, его потребляющих. Поэтому научная дискуссия, берущаяся осветить все стороны алкогольного вопроса, не должна упускать из вида эту важную особенность рассматриваемого вещества. В этом отношении алкогольная политика характеризуется отрывом от реальности, односторонностью, ханжеством, страхом и невежеством. Большинство из нас пьет алкоголь - конечно, в небольших дозах, - потому, что это приятно и приносит удовольствие".

Скандинавские страны можно рассматривать как экспериментальное поле в области алкогольной политики. В значительной степени это объясняется деятельностью движения за трезвость - удивительного народного движения, в течение долгого времени влиявшего на философские и политические воззрения на алкоголь. Главным изобретением этого движения стала шведская гетеборгская система, придуманная в середине девятнадцатого столетия.

Смысл ее заключался в том, чтобы лишить рестораны и прочие заведения, имеющие право продавать спиртные напитки, возможности непосредственного извлечения прибыли из оборота алкоголя. Одной из важнейших причин возникновения гетеборгской системы было желание повысить качество рабочей силы, что стало особенно актуальным с развитием индустриализации. Ливайн (1978), как и многие другие, считает контроль за потреблением алкоголя одной из ступеней к укреплению дисциплины среди рабочего класса. В связи с этим становится понятным, почему многие крупные предприятия США поддержали требования полного запрета на алкоголь. Параллели этому можно найти и в Скандинавии. Первые профсоюзы, такие, как профсоюз Кунгсхольма в Стокгольме, выступали, помимо прочего, за ужесточение контроля за потреблением алкоголя на рабочих местах, но против сокращения рабочего времени (Салмосе, 1984).

Но решающим в деле алкогольной политики в Скандинавии стал 1917 год. В этом году в Финляндии и Норвегии был введен полный запрет на алкоголь, шведский парламент (риксдаг) принял так называемую браттову систему, а в Дании были введены самые высокие цены на водку за всю историю страны. В Финляндии, Норвегии и Швеции были проведены народные референдумы по вопросу введения запрета на алкоголь, что только подчеркивает значимость этих мероприятий.

Тем не менее, время действия запрета что в Финляндии, что в Норвегии не продлилось долго. Относительно его последствий по-прежнему существуют значительные расхождения во мнениях. Современные исследователи все больше склонны подчеркивать положительный эффект от запрета, особенно на ранней стадии. Причем это относится к ситуации как за рубежом, так и в самой Скандинавии. Как бы то ни было, и это становится все очевиднее, реальные причины отмены запрета заключались не в его последствиях, а в экономических и торговых интересах.

Браттова система была шведской альтернативой полному запрету на алкоголь. Она базировалась на принципе индивидуального контроля. Чтобы иметь возможность покупать алкоголь, каждый человек должен был предварительно получить специальное разрешение. Каждый проситель проходил тщательную проверку, по результатам которой решался вопрос о выдаче или отказе в контрольной книжке, а также о количестве алкоголя в месяц, которое проситель или просительница смогут приобретать. Целью системы было в первую очередь предотвратить злоупотребление алкоголем, как его тогда понимали. Браттова система также подразумевала, что значительная часть населения будет лишена возможности приобретать алкоголь на законных основаниях. И в этом случае не было единодушия относительно эффективности данной системы. В первую очередь критика была направлена на многочисленные проявления классового характера закона. Присутствовала и дискриминация по половому признаку. Вплоть до пятидесятых годов женщина, выйдя замуж, теряла право на получение контрольной книжки. Сильной критике подвергался рост бюрократического аппарата, отвечавшего за применение закона на практике, а также некомпетентность этого аппарата в области принятия решений. В целом это привело к тому, что движение за трезвость в своеобразном альянсе с либерально относящейся к алкоголю частью общества полностью отказалось от этой системы под лозунгом "Свобода и ответственность".

Иван Братт был врачом. Он сильно повлиял на алкогольную политику в Швеции, что отразилось не только на введении контрольной книжки, но и на том, что фокус внимания сместился с самого алкоголя на злоупотребляющих им людей. Впервые в Скандинавии было сформулировано продуманное определение двух типов потребителей - тех, кто употребляет алкоголь, и тех, кто злоупотребляет им. Эти представления, в свою очередь, создали плодородную почву для того, чтобы злоупотребляющих стали считать алкоголиками и больными людьми. Сам Братт не поддерживал такого мнения. Альтернативой рестриктивной алкогольной политике стало лечение. Эта направленность на лечение также привела к тому, что определение алкоголизма свелось к нечеткому суммарному описанию всевозможных вредных последствий от потребления алкоголя. Только в последние 10-15 лет мы стали приходить к осознанию того, что приносимый алкоголем ущерб находится в непосредственной зависимости от общего количества алкоголя, потребляемого в стране. Поэтому алкогольная политика опять переживает ренессанс. Целью ее снова считается сокращение общего количества потребляемого алкоголя, а не просто по возможности помощь людям, имеющим проблемы с алкоголем.

Споры вокруг алкоголя и форм контроля его потребления являются щедрым источником для любых дискуссий по поводу контроля за другими веществами. Здесь мы имеем всевозможные формы контроля, сильно изменившиеся с течением времени, причем от многих из них пришлось отказаться, так как выяснилось, что контроль причиняет больший ущерб, нежели само потребление. Этот опыт поможет нам разобраться с контролем в других областях. Несмотря на что, что в случае с алкоголем идеологическая составляющая борьбы занимала важное место - ведь многие считали его ценным благом, в то время как другие - худшим из зол, - у нас есть возможность проследить изменения философии контроля во времени. Сейчас мало кто поднимает голос в защиту строгого контроля алкоголя. И как раз поэтому необходимо подчеркнуть, что всегда, даже в очень либеральных к алкоголю обществах, существовали формы контроля, связанные с потреблением этого вещества. Также стоит отметить, что нет такой области - возможно, за исключением потребления никотина, - где воздействие такого контроля было бы благотворно.