Распределение оплачиваемой работы по времени

Другая проблема состоит в распределении оплачиваемой работы по времени. Рост количества свободного времени осуществляется за счет создания долгих уик-эндов и длительных отпусков – этого требуют интересы промышленности. В качестве показательного примера можно взять новую для Норвегии профессию – бурильщик нефтяных скважин. Интенсивная работа в течение двух недель, покуда тело способно вынести. Две недели выходных. Еще две недели работы. Четыре недели отпуска. Можно ввести и более длительные рабочие периоды – и еще более длительные выходные. Такой график работы нефтяников вынужденный – уж слишком удаленным является место работы, и, возможно, в их ситуации это оптимальное решение. Однако подобная модель находит все большее распространение в обществе: долгий рабочий период – и отпуск, чтобы уехать куда-нибудь подальше.

Концентрация периодов оплачиваемой работы имеет очевидные последствия социального характера. Уплотненный интенсивный рабочий график приводит к тому, что ни на что другое не остается времени. Такая же ситуация складывается и с длительными периодами отдыха, потому что они предлагают возможность уехать подальше от дома. Страдают прежде всего близкие люди. Взрослые замыкаются в своем личном пространстве или исчезают в домах отдыха и чартерных рейсах, а молодежь, пожилые и больные остаются одни, не получая ничего взамен, кроме раздражения в ответ на их тревогу. Они остаются целиком на попечении службы социальной опеки, которой всегда не хватает персонала, а имеющиеся сотрудники тоже хотели бы отдыхать тогда, когда у всех нормальных людей выходные.

Давайте хотя бы поиграем с мыслью переделать рабочий календарь в нашу пользу, то есть попробуем представить, как можно иначе построить рабочий день, неделю, месяц и год. Тогда и недостатки существующей системы распределения оплачиваемой работы по времени станут заметнее.

Можно ввести обратный принятому в наши дни порядок, распределив всю существующую оплачиваемую работу на максимальный по возможности промежуток времени.

Это будет способствовать возникновению четырех новых факторов, которые коренным образом перевернут нашу жизнь:

1. Отмена выходного дня в субботу. Рабочая неделя увеличивается с пяти до шести дней. Все, кому довелось лично пережить обратный процесс – введение выходного в субботу, – могли заметить, что эта реформа имела по крайней мере одно серьезное негативное последствие: рабочий день стал более суматошным. Шесть дней надо было втиснуть в пять. За меньшее количество дней надо было сделать больше работы. Для многих немаловажным оказалось и другое: связанная с работой общественная жизнь также стала более напряженной, ее ритм ускорился в предчувствии двух выходных.

2. Сокращение большинства долгих праздников, в особенности отмена выходных вокруг таких больших праздников, как Пасха и Рождество. Тогда люди будут оставаться дома. Празднование будет протекать совместно с домочадцами, и поездки в дальние страны потеряют свою актуальность.

3. Возможно, стоит сохранить длительный ежегодный отпуск. Однако следует поощрять людей к тому, чтобы они брали отпуск в разное время года – при помощи бонусов и скидок на поездки вне обычного отпускного периода. Скорее всего, исчезновение феномена пустеющих на время отпусков городов больше поможет делу борьбы с наркоманией, чем усилия всех сотрудников таможенного аппарата, вместе взятых.

4. И наконец: если осуществятся пункты 1 и 2, это естественным образом приведет к сокращению оплачиваемого рабочего дня везде, где вид работы это позволяет. А лучше всего сочетать более широкое распределение оплачиваемой работы во времени с распределением этой работы на большее количество людей. В качестве возможного варианта можно предложить распределение оплачиваемых рабочих мест на семью или коллектив, которые сами потом делят между собой рабочее время. Предложение Пера Гартона (1983) о том, что место в парламенте надо разделить на двоих, хорошо бы применить и к другим видам работы. Трехчасовой рабочий день вполне реален, стоит только захотеть!

Наша жизнь изменится как по мановению волшебной палочки. Осуществление предложенных реформ будет способствовать решению сразу многих проблем: укреплению семьи, местного самоуправления, проблемы ухода за инвалидами, проблемы занятости женщин, проблемы контроля за преступностью и др.

Но мы прекрасно осознаем, что многие воспримут наши предложения в штыки. То, чего мы хотим – это ни больше, ни меньше как подорвать устои мира серьезных людей. Серьезных людей, которые работают и получают за это деньги. Взрослые мужчины почувствуют себя обделенными. Взрослые работающие женщины тоже. Пострадают и интересы некоторых отраслей промышленности, например, туризма. Однако английские промышленники подняли крик и тогда, когда был введен 15-часовой рабочий день согласно закону о предприятиях от 1833 года. Вопрос распределения работы по времени всегда вызывал много шума.

Когда тот небольшой объем оплачиваемой работы, который действительно необходим, будет распределен на возможно большее число потенциально способных трудиться, причем на короткие промежутки в течение всего года, всем станет очевидно, что у большинства остается много свободного времени. Однако это может оказаться не так уж приятно. Работающим людям уже не удастся с такой же легкостью спрятаться от окружающих их проблем на даче или на оплачиваемой работе, как они это делают сейчас. Когда эти сильнейшие окажутся привязанными к ближайшему обществу, им волей- неволей придется заняться его проблемами, а пока эти проблемы замечают только те, кто не может вырваться оттуда. Сильнейшим также придется больше общаться с теми, кто сейчас в основном находится под присмотром государства – с детьми и молодежью. Тогда опять создастся общество, в котором подрастающее поколение окружено взрослыми разных возрастов.

Чтобы стать человеком, надо расти в окружении людей. Видеть вокруг себя примеры для подражания. Постепенно их становится все меньше и меньше. Чтобы обрести себя, надо общаться, иметь тесные контакты с окружающими, иметь возможность задавать вопросы. Условия такого общения изрядно затруднены из-за существующей в наши дни организации общества, в особенности из-за нехватки ролевых моделей взрослого поведения. Поэтому для молодежи, лишенной как образцов для подражания, так и прямого управления со стороны взрослых, опасность войти в роль наркомана становится гораздо выше, чем это могло бы быть в нормальной ситуации.

Даже после того, как все заботы по уходу за близкими будут равномерно распределены, а окрестности обихожены, свободного времени все равно останется навалом. Незаполненное время может оказаться злом. Чтобы получился английский аристократ, который ничем особо не занимается, а только наслаждается жизнью благодаря унаследованному состоянию, требуется долгая жизнь, хорошее классическое образование и толика свойственного высшим классам пуританства. В нашем обществе, которое программирует нас согласно ритму рабочего дня и рабочего года, большинству недоступно представление о том, как можно осмысленно использовать свободное время. Тем, кто на пенсии или не имеет оплачиваемой работы, платят, чтобы помалкивали. Результатом такой политики становится стиль жизни, неподвластный ни своему, ни чужому контролю, – если не подвергнуть коренным изменениям организацию общественной жизни.