Правовое положение больных наркоманией

Правовое положение лиц, находящихся на принудительном лечении в ЛТП, было схоже с правовым положением лиц, отбывающих наказание за совершение уголовного преступления, а сам режим пребывания в ЛТП был близок к режиму исправительно-трудовых учреждений. Например, за незаконную передачу запрещенных предметов лицам, содержащимся в ЛТП, следственных изоляторах и исправительно-трудовых учреждениях, предусматривалась уголовная ответственность равной строгости. Побег из ЛТП, равно как и с пути следования туда, по Указу ПВС РСФСР от 25.08.1972, приравнивались по тяжести общественной опасности к побегу уголовного преступника с места ссылки и грозил наказанием в 1 год лишения свободы. В 1987 году была введена уголовная ответственность равной строгости за незаконную передачу запрещенных предметов лицам, содержащимся в ЛТП, исправительно-трудовых учреждениях и следственных изоляторах. В отношении лиц, содержащихся в ЛТП, как и в отношении осужденных к лишению свободы правонарушителей, действовала схема упрощенного бракоразводного процесса. Лишь в 1988 году были проведены мероприятия по гуманизации содержания лечащихся в ЛТП, а именно – отмена обысков и предоставление краткосрочных отпусков.


Фактически ЛТП были трудовыми лагерями – с военизированной охраной, режимом исправительного учреждения, принудительным трудом и с обитателями, - коротко стриженными, в робе, с фамилией на груди, откликающимися на обращение «административно осужденный». Лечебными, как и профилактическими, ЛТП только назывались. Лечение, обычно в виде фармакотерапии и больших доз антабуса (тетурама) в первый месяц пребывания, было по сути частью наказания за пьянство. ЛТП, главным образом, служили средством изоляции наркологических больных, и лиц, злоупотребляющих ПАВ без явлений зависимости, от остального общества, а также источником дешевого труда, т.к. существовала система удержаний из заработной платы больных на их содержание.

Согласно Инструкции МВД 1987 года о работе ЛТП, в трудовых книжках лиц, освобождаемых из ЛТП, делалась запись о времени их нахождения там. Хотя Инструкцией предусматривалось, что условия труда в ЛТП регулируются законодательством о труде, в отношении лиц, лечившихся там, делались серьезные изъятия из трудового законодательства. Например, направляемый в ЛТП увольнялся с работы без выходного пособия. На содержавшихся в ЛТП не распространялось законодательство о трудовом договоре, отпусках, дисциплинарных взысканиях, порядке разрешения трудовых споров, уплате взносов на социальное страхование, об обеспечении всеми видами пособий по государственному социальному страхованию. Как и при отбывании уголовного наказания, закон предусматривал возможность сокращения срока пребывания в ЛТП, но это не распространялось на лиц, повторно направленных в ЛТП.

Существенным ограничениям прав наркологических больных было лишение их возможности в судебном порядке обжаловать решение суда о направлении в ЛТП, о продлении срока пребывания там в случае уклонения от проводимого лечения или сокращении пребывания (не более чем наполовину). Участие адвоката в делах о направлении в ЛТП не предусматривалось. Участие лиц, ходатайствовавших о направлении больного в ЛТП, а также родителей несовершеннолетнего больного зависело от усмотрения суда. Не было также оговорено, что данные решения суда могут быть опротестованы в порядке надзора.

Инструкция “О порядке выявления и учета лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических или других средств, влекущих одурманивание, оформления и направления на принудительное лечение больных наркоманией”, утвержденная совместно Минздравом СССР и МВД СССР в 1988 году, допускала возможность обжалования обоснованности установления диагнозов “наркомания”, “токсикомания” только в вышестоящий орган здравоохранения. Что касается возможности обжалования диагноза в суде, то об этом в то время и речи не могло быть.

Безусловному досрочному освобождению из ЛТП (ЛВП) содержащиеся там лица подлежали только в случае тяжкого заболевания, препятствующего дальнейшему пребыванию в профилактории. Однако и такое решение мог вынести только суд.
В целом анализ нормативной базы принудительного лечения наркологических больных в советский период свидетельствует не столько о намерении властей реализовать законное право больных на охрану здоровья, сколько о стремлении, воспользовавшись обязанностью охранять здоровье граждан, оградить общество от наркологических больных. Больной приравнивался к правонарушителю, изолировался, подвергался исправлению и перевоспитанию с помощью режима и “трудотерапии”. Борьба с алкоголизмом и наркоманией зачастую принимала форму борьбы с больными, которые провозглашались социально-опасными “элементами”, а методы лечения служили средством пресечения их возможного асоциального поведения.