Правовая база

Первые попытки организации принудительного лечения больных алкоголизмом в РСФСР были предприняты в 1926-1927 гг.

11.09.1926 г. СНК РСФСР издал декрет «О ближайших мероприятиях в области лечебно-предупредительной и культурно-воспитательной работе по борьбе с алкоголизмом». В нем предписывалось Наркомздраву РСФСР усилить систематическое изучение вопросов алкоголизма и организации лечения алкоголиков, а НКЮсту, совместно с НКЗемом и НКВД – разработать и провести в ведомственном порядке меры принудительного лечения алкоголиков, а также их вытрезвление в случае их появления в публичных местах в состоянии сильного опьянения.

09.04.1927 г. НКЮ, НКЗ и НКВД РСФСР была принята совместная «Инструкция по применению принудительного лечения алкоголиков, представляющих социальную опасность». Согласно этой инструкции принудительному лечению подлежали лица:

а) обнаруживающие на почве алкоголизма явления психического расстройства;

б) злоупотребляющие алкоголем и систематически нарушающие спокойствие, порядок и правила общежития, своим поведением препятствующие работе и угрожающие безопасности семье и окружающим;

в) в состоянии острого опьянения или хронического пьянства, расточающие или разрушающие имущество.

При этом исходили главным образом из медицинских показаний и ПЛ считалось медицинской проблемой. Больных помещали в обычные психиатрические больницы. Никакого «трудового перевоспитания» или «исправления», о чем пойдет речь позже, не было. По сути дела это была попытка сформулировать показания к недобровольной госпитализации по медицинским (психиатрическим) показаниям. Практика такой недобровольной госпитализации продолжалась в течение длительного времени, но она не приняла массовый или компанейский характер.

Следующая попытка организовать ПЛ больных алкоголизмом была предпринята после Постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 15.12.1958 г. «Об усилении борьбы с пьянством и наведении порядка в торговле спиртными напитками», на основании которого некоторые союзные республики приняли свои правовые акты, в которых регламентировались и вопросы ПЛ больных алкоголизмом и наркоманией. Речь шла о недобровольной кратковременной госпитализации в психоневрологические больницы наркологических больных, представляющих опасность для себя или окружающих, т.е. снова по медицинским показаниям.

Несколько дальше пошли в этом вопросе на Украине. 12.06.1961 г. вышел Указ Президиума ВС Украины «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». На основании этого Указа так называемых злостных пьяниц, создающих своим поведением ненормальные условия для совместного проживания в семье, коммунальной квартире, по постановлению суда направляли в так называемые лечебно-трудовые отделения при исправительно-трудовых колониях на срок до одного года. Режим содержания этих «пьяниц», большинство из которых страдали алкоголизмом, в таких отделениях ничем не отличался от режима содержания осужденных за уголовные преступления. Этот опыт показался не очень удачным и не получил распространения.

В дальнейшем в системе МВД СССР были созданы специальные учреждения – лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), куда алкоголики направлялись по суду. Впервые они появились в Казахской ССР в 1964 году, а затем с 1964 по 1971 годы - практически во всех союзных республиках. Идеологическим обоснованием необходимости подобных учреждений являлось убеждение в эффективности лечебно-трудового воздействия на больных в условиях их изоляции от общества. Содержащиеся в ЛТП были обязаны участвовать в общественно полезном труде по усмотрению администрации и проходить курс стационарного или амбулаторного лечения от алкоголизма или наркомании с применением средств, рекомендованных Минздравом СССР. Конструкция оказалась очень живучей, хотя внешне довольно корявой и внутренне противоречивой: суды направляли больных на «принудительное лечение», учреждение, куда попадали больные называлось «лечебно-трудовым профилакторием», называли их там официально «административно осужденными», а сами работники системы называли то, чем они занимались, «социально-трудовой реабилитацией»

ЛТП находились в непосредственном подчинении органов внутренних дел, в них устанавливался соответствующий режим. Со своей стороны МВД СССР утверждало инструкции о работе лечебно-трудовых и лечебно-воспитательных профилакториев. В инструкциях МВД СССР подробно регламентировался порядок направления в профилактории, режим пребывания там, правила взаимоотношений работников ЛТП с лицами, содержащимися в профилактории, права и обязанности этих лиц, организация их труда, режим охраны, основания освобождения и другие вопросы.

При введении системы принудительного лечения декларировались следующие цели: временная изоляция наиболее социально запущенных больных и оказание им наркологической помощи; трудовое перевоспитание и исправление этих лиц; профилактика совершения ими правонарушений; снижение уровня пьянства, алкоголизма, наркомании; снижение уровня преступности в стране.

В РСФСР ПЛ больных алкоголизмом в ЛТП было введено Указом ПВС РСФСР от 8 04.67 г. «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)». В соответствии с этим Указом в ЛТП «для принудительного лечения и трудового перевоспитания» на срок от 1 до 2 лет направлялись по решению суда «злостные пьяницы (алкоголики»), систематически злоупотребляющие спиртными напитками, уклоняющиеся от добровольного лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок и правила социалистического общежития, несмотря на принятые к ним меры общественного или административного воздействия».
Рубеж 60-70 годов прошлого столетия оказался решающим для построения в Российской Федерации цельной, завершенной системы принудительного и обязательного лечения больных наркологического профиля. В 1969 году были приняты «Основы законодательства СССР о здравоохранении», в которых содержались три взаимосвязанных, особенно важных для проблемной области положения, на долгие годы определившие не только отношение к наркологическим больным и их лечению, но и вообще алкогольную политику в стране. Первое из них: возложение обязанности охраны здоровья граждан на все госорганы и общественные организации. Второе: отнесение алкоголизма и наркомании к заболеваниям, представляющим опасность для окружающих. Третье: провозглашение права СССР и союзных республик законодательно устанавливать случаи и порядок принудительной госпитализации и принудительного лечения лиц, страдающих этими заболеваниями. В развитие этих положений Закон РСФСР «О здравоохранении», принятый в 1971 году, ввел норму (статья 59), предусматривающую обязательное диспансерное наблюдение и лечение больных алкоголизмом и наркоманией, и их принудительное лечение в ЛТП.

Следующим шагом было принятие Указа ПВС РСФСР от 25.08.1972 «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании больных наркоманией», согласно которому больные, уклоняющиеся от лечения в учреждениях органов здравоохранения, по решению суда подлежали направлению в ЛТП на срок от 6 месяцев до 2 лет. Основанием для рассмотрения этого вопроса судом являлось ходатайство государственных органов, общественных организаций, коллективов трудящихся, и наличие соответствующего медицинского заключения, которые суд должен был рассмотреть в течение 10 дней. В судебное заседание в обязательном порядке должно было быть вызвано лицо, в отношении которого подано ходатайство. При этом оставался на усмотрение суда вопрос о приглашении представителей общественности или госорганов, возбудивших ходатайство.

Указом ПВС РСФСР от 1.03.1974 г. «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков» был расширен перечень оснований необходимых для направления в ЛТП и круг лиц, подлежащих принудительному лечению и трудовому перевоспитанию в них. К лицам, перечисленным в Указе 1967 г., добавлялись «хронические алкоголики, не имеющие постоянного места жительства и занимающиеся бродяжничеством или попрошайничеством. Либо ведущие иной паразитический образ жизни, если их действия не подпадали под признаки соответствующего состава преступления».

Указ был построен на тех же принципах, что и указ, касающийся наркоманов. В качестве отличий обращает на себя внимание, например, то обстоятельство, что хронические алкоголики направлялись в ЛТП на срок от одного до двух лет, а для наркоманов минимальный срок пребывания в ЛТП составлял 6 месяцев. Вопрос о направлении хронического алкоголика в ЛТП перед судом могли поставить не только общественные организации, коллективы трудящихся и государственные органы, но также члены семьи и близкие родственники. Этим же Указом было утверждено Положение о лечебно-трудовых профилакториях для хронических алкоголиков, практически не отличающееся от положения о ЛТП для больных наркоманией.

Указом ПВС РСФСР от 15.07.1974 года были внесены изменения в статью 59 Закона РСФСР «О здравоохранении» 1971 года, которыми прямо предусматривалось направление больных хроническим алкоголизмом для принудительного лечения и трудового перевоспитания в ЛТП на срок от одного года до двух лет в случае уклонения от лечения, продолжения пьянства после лечения, нарушения трудовой дисциплины, общественного порядка, правил социалистического общежития, несмотря на принятые к ним меры дисциплинарного либо общественного или административного воздействия. Также в закон вводилась новая статья 59.1, касающаяся лечения больных наркоманией. Для направления их на принудительное лечение в ЛТП согласно данной норме было достаточно лишь факта уклонения от лечения в учреждениях органов здравоохранения.

Еще через 11 лет показания к помещению в ЛТП больных алкоголизмом были максимально расширены. В мае 1985 года в стране началась очередная масштабная антиалкогольная компания. Совет Министров СССР 07.05.1985 года принял постановление № 410 «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Пункт 4 постановления предписывал МВД СССР, Минюсту СССР, Минздраву СССР с участием Прокуратуры СССР и Советов Министров союзных республик рассмотреть вопрос об упрощении порядка направления в ЛТП лиц, страдающих алкоголизмом.

Вскоре Указом ПВС РСФСР от 1.10.85 г. была изменена редакция статьи 1 Указа ПВС от 1974 г., все дополнительные характеризующиеся признаки были опущены и для направления в ЛТП требовалось лишь констатация отказа больного алкоголизмом от добровольного лечения или продолжения употребления алкоголя после лечения. Таким образом на самого больного, по сути дела, возлагалась ответственность за неудачное лечение.

Кроме того, в соответствии с этим Указом хронические алкоголики, страдающие тяжелыми сопутствующими заболеваниями, препятствующими их пребыванию в ЛТП, инвалиды 1 и 2 групп, мужчины старше 60 лет и женщины старше 55 лет при наличии указанных выше оснований должны были направляться в специальные наркологические отделения для принудительного лечения на срок от трех месяцев до одного года. Соответствующие изменения были внесены и в Указ ПВС РСФСР от 01.03.1974.

Еще более укрепило правовую базу принудительного лечения наркологических больных принятие в 1977 году Конституции СССР, где в статье 42 было провозглашено право гражданина на охрану его здоровья.

Не оставалась в стороне от выбранного направления и судебная ветвь власти. Вопросы применения к осужденным алкоголикам и наркоманам принудительных мер медицинского характера и в целом законодательства по борьбе с пьянством и алкоголизмом неоднократно были предметом рассмотрения пленумом верховного суда страны, по результатам принимались соответствующие постановления, в частности от 24.12.1984 года, 27.08.1986 года, 21.12.1993 года, 25.10.1996 года. В этих постановлениях подчеркивалась важность применения принудительных мер медицинского характера не только в деле борьбы с пьянством и алкоголизмом, но и в работе по устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений. Более того, судам предписывалось принимать меры к созданию обстановки нетерпимости и осуждения вокруг лиц, злоупотребляющих спиртными напитками, в случае установления судом данных о злоупотреблении подсудимым спиртными напитками не оставлять без рассмотрения вопрос о применении мер медицинского характера (Постановление Пленума ВС РФ от 27.08.1986, №2).

Следует отметить, что возможность применения к алкоголикам и наркоманам наряду с уголовным наказанием принудительных мер медицинского характера, в случае совершения ими преступления, долгое время сохранялась в российском уголовном законодательстве. В соответствии со статьей 62 УК РСФСР 1960 года принудительное лечение от алкоголизма или наркомании назначалось судом, осужденные, к которым была применена эта мера, подлежали принудительному лечению во время отбывания наказания. Однако Федеральным законом от 08.12.2003 года указанный пункт был исключен из УК РФ, и в настоящее время принудительные меры медицинского характера в отношении осужденных, больных алкоголизмом и наркоманией, не могут быть назначены.

Наконец, 6.08.86 г. вся конструкция института принудительного лечения и трудового перевоспитания в стране больных наркологического профиля была полностью завершена – было введено принудительное лечение несовершеннолетних больных наркоманией, достигших 16-летнего возраста, в лечебно-воспитательных профилакториях (ЛВП). (Соответствующий Указ ПВС РСФСР внес изменения в Указ ПВС РСФСР от 25.08.72 г.). Нужно отметить, что ЛВП для несовершеннолетних, страдающих наркоманией, положение о которых было принято в 1986 году, просуществовали очень недолго.

Созданная система не только находила свое оправдание в перманентно тяжелой на протяжении десятилетий алкогольной ситуации в стране, но и пыталась разработать некое теоретическое обоснование своему существованию.

Высказывалось мнение, что у государства помимо всех прочих функций имеется также антиалкогольная функция, которая заключается в его деятельности по организации и практическому исполнению потребностей советского общества в искоренении пьянства и алкоголизма посредством государственно-правового механизма. Для этой деятельности требуется применение медико-административных мер, которыми и является принудительное лечение от алкоголизма. (Н.М.Дорогих, 1990). При этом, создание системы принудительного лечения и трудового перевоспитания наркологических больных со своей спецификой правовых отношений пытались представить деятельностью в рамках особой новой комплексной отрасли права, которую можно назвать лечебно-исправительным правом (А.Я. Гришко, 1990).