Потребление психоактивных средств в Скандинавии

Практически все жители Скандинавии употребляют то или иное психоактивное средство. Таблица 10.2-1 помогает составить общее впечатление. Мы видим, что каждый датчанин ежегодно потребляет 10 кг кофе, 0,36 кг чая, полкило какао бобов, 2,7 кг табака и почти 10 литров чистого спирта. Норвежцы отстают практически по всем показателям, в том числе и в отношении чистого спирта – согласно официальной статистике, на каждого жителя у нас приходится не более 3,59 литра чистого спирта. Справедливости ради надо добавить, что по крайней мере одна треть от всего объема потребления в Норвегии остается неучтенной.

Психоактивные средства в Скандинавии, 1993 г. Среднестатистический объем потребления в кг на одного жителя

За последние двадцать лет потребление табака в Норвегии снизилось почти на килограмм. Сокращение потребления по большей части приходится на долю мужчин. В 1973 году 51% мужчин курили каждый день, в 1993 году таких было 37%. Количество курящих женщин в течение всего рассматриваемого периода составляло чуть более 30%. Зато за это же время выросло количество выкуриваемых в день сигарет. Среди ежедневных курильщиков людей с низким уровнем образования в три раза больше, чем с высоким (Статистика Государственного совета по борьбе с курением, 1994, с. 10).

Кофе пьет практически все население Скандинавии. Согласно широкомасштабному исследованию среди потребителей (NFP, 1982), 86% опрошенных сообщили, что в течение последних семи дней пили кофе. А среди возрастной группы старше шестидесяти только 4% не пили кофе в течение указанного периода. И норвежцы употребляют любимый напиток в немалых дозах. Среди возрастной группы от сорока до пятидесяти лет каждый пятый опрошенный выпивает от 5 и более чашек кофе ежедневно.

У алкоголя больше приверженцев, чем у табака. Только 15% норвежцев ответили отрицательно на вопрос, пробовали ли они в течение прошедшего года пиво, вино или водку (Государственный комитет трезвости, 1983, с. 4). И в этой категории немало таких, кто угощается от души. В 1979 году каждый пятый мужчина признался, что ежедневно потребляет более 20 мл чистого спирта. Разумно предположить занижение показателей при ответе на столь щекотливый вопрос.

У молодежи привыкание к кофе занимает пару-тройку лет, а в отношении потребления других веществ эта возрастная группа ничем не выделяется.

Потребление алкоголя по всей Скандинавии резко возросло. Особенно это касается Финляндии. За 23 года потребление выросло в три раза, не говоря о незарегистрированном потреблении. Предполагается, что его уровень в целом оставался неизменным, во всяком случае с конца шестидесятых. Нелегальное потребление обеспечивается в основном за счет граждан, привозящих алкоголь из турпоездок. Резко вырос объем продаж алкоголя в самолетах и на паромах.

Количество тех, кто не употребляет алкоголь, в Финляндии постоянно уменьшается. За период с 1968 по 1976 год среди мужчин 15-69 лет доля непьющих сократилась с 13% до 9%, а среди женщин того же возраста – с 43% до 20% (Мякеля, Остерберг и Сулкунен, 1981). Такую же картину развития можно проследить и среди молодежи. Еще в 50-е годы только половина пятнадцатилетних могла сказать о себе, что хотя бы раз или два пробовала алкоголь, а уже двадцать лет спустя попробовавших было 90%. В то же время в конце 70-х годов количество потребителей алкоголя немного уменьшилось.

Трудно дать четкое определение того, что такое психотропные средства. В рамках нашего исследования достаточно будет сказать, что это лекарственные средства, предназначенные для изменения состояния психики человека. Основная трудность здесь заключается в том, что многие лекарственные средства, не относящиеся к психотропным, воздействуют на психику человека, хотя предназначались совсем для других целей, причем часто случается, что пациент и/или врач даже и не подозревают об этом. Еще больше классификацию затрудняют так называемые комбинированные препараты. Психотропные средства могут выпускаться в сочетании с другими веществами. Существуют, например, лекарства для понижения артериального давления, которые в то же время активно используются для лечения психических заболеваний. Психотропные средства существовали всегда, но благодаря новым открытиям в фармакологии 50-60-е годы можно считать временем настоящего прорыва.

Вопрос, какой объем потребления идет «на пользу или во вред» (Gagn eller ugagn, Бьорндал и др., 1983), вызывает много споров. Эти средства применяют для изменения состояния психики, нередко для того, чтобы избавить человека от будничных тревог. Состоятельность этого метода, естественно, вызывает вполне обоснованные сомнения. Поэтому в соседних регионах и даже в соседних больницах лекарства могут назначаться по-разному.

За основу статистических данных берется т.н. УСД – Установленная Суточная Доза (норв. DDD – Definert Døgn Dose). Другими словами, единицей счета является медицинское представление о том, какое количество определенного лекарства необходимо в сутки одному человеку для достижения требуемого лечебного эффекта. Главная проблема, которая возникает в этой связи, – то, что лекарства, предназначенные для лечения серьезных психических заболеваний, прописывают людям с легкими нервными расстройствами. Нормальная суточная доза, рассчитанная для серьезных больных, делится тогда сразу на нескольких человек, что затрудняет подсчет количества людей, реально потребляющих лекарство на основе УСД. Как бы то ни было, понятие УСД является очень полезным для получения общего представления об объеме потребления лекарственных средств.

Таблица 10.2-2 отражает картину потребления психотропных средств в Скандинавии в 1994 г. На практике эти цифры означают, что в Дании и Финляндии потребление составляет 9 суточных доз на 100 жителей, а в Швеции и Норвегии – 7-8 суточных доз на 100 жителей. Мы взяли за основу очень узкое определение психотропных веществ. Если мы применим более широкий подход и станем учитывать также всевозможные комбинированные препараты, уровень потребления будет несколько выше. На деле же лекарственные препараты потребляет не очень большая группа людей, правда, в таких дозах, которые не могут быть оправданы с точки зрения «достижения лечебного эффекта». Исследования, проводимые методом интервью, также свидетельствуют о том, что потребление концентрируется вокруг ограниченной группы населения. Аллардт (1975) провел исследование потребления снотворных и успокоительных средств в Скандинавии. Он выяснил, что за прошедшие две недели где-то 7-9% принимали успокоительные средства, а 4-5% принимали снотворное.

Потребление психотропных средств в Скандинавии в 1994 г.

Некоторые разновидности психотропных веществ обладают слабым действием и не могут вызывать особой тревоги. Другие обладают более сильным действием, и их потребление, по всем данным науки, с высокой степенью риска может перерасти в злоупотребление. Это, в частности, касается группы весьма широко распространенных лекарств – т.н. бензодиазепинов. К ним относятся, например, Валиум и Либриум. Именно эти лекарства способствовали фантастическому рыночному успеху фирмы Хоффман Ля Рош. Торговый оборот этих лекарств выражается в очень крупных суммах, как становится ясным из Таблицы 10.2-3. Таблица иллюстрирует объем потребления и размер торгового оборота в Норвегии ограниченной выборки подобных лекарств, поэтому и общее количество суточных доз на человека составляет всего 63,3 против 71,4 в предыдущей таблице. Тем не менее, размер торгового оборота в 1994 г. составляет целых 360 миллионов крон. Легальная торговля веществами, сильно напоминающими нелегальные, оперирует немалыми суммами. В Швеции объем продаж «пилюль счастья» – антидепрессантов – за последние 10 лет увеличился более чем в два раза (Дагенс Нюхетер, 11.12.95)

Таблица 10.2-3

Вернемся теперь к наркотикам в узком смысле слова. Традиционно считается, что проблема наркотиков пришла в Норвегию в конце шестидесятых годов. В каком-то смысле это верно, так как именно тогда была поднята невероятная шумиха вокруг факта потребления некоторых наркотиков определенными группами молодежи. Но было бы ошибкой полагать, что проблема наркотиков во всем ее многообразии возникла в это время. Норвежское Управление здравоохранения в 1956 году имело сведения о 700 наркоманах, которые регулярно принимали наркотики, в основном это был морфин (Хауге, 1992, с. 152).

Еще в тридцатые годы Финляндия получила несколько предупреждений от международных органов контроля. Поводом к ним послужил высокий уровень потребления в стране героина. С 1930 по 1937 гг. объем потребления героина в Финляндии вырос приблизительно с 6 кг до 7,5 кг на миллион жителей. Это был абсолютный максимум по сравнению с другими странами и более чем в два раза выше по сравнению с остальными скандинавскими странами. Но и финский Союз врачей, и органы здравоохранения упирали на то, что героин является дешевым и эффективным лекарственным средством. Никто не думал, что потребление героина чревато какими бы то ни было проблемами (Розенквист, 1971). После второй мировой войны, напротив, проблема героиновой наркомании в Финляндии была признана и, как считается, к концу сороковых годов преодолена.

В Дании в 1950 году насчитывалось от 1000 до 1500 наркоманов, которые по большей части принимали морфин и амфетамин. В Финляндии в то время метадон, например, все еще отпускался в аптеке без рецепта, и есть все основания предполагать, что существовавший в прошлом в Скандинавии уровень потребления опиатов сегодня сочли бы злоупотреблением. Что до Швеции, там уже в 40-х годах потребление амфетаминов выходило далеко за рамки любых медицинских предписаний. Также и коноплю еще довольно долго можно было приобрести в аптеках Скандинавии. В Швеции экстракт конопли продавался в аптеках вплоть до 1950 года (Нордегрен и Тунвинг, 1984, с. 117).

Но мобилизация для великой скандинавской войны с наркотиками началась не ранее конца шестидесятых годов. Хорошее описание ситуации дает Скандинавская посредническая организация по вопросам наркотиков (1984 и 1993). Вот к какому выводу она приходит в последнем отчете: «Хотя проблема наркотиков в ее современном виде существует уже третье десятилетие, потребление препаратов, традиционно считающихся наркотическими (героин, морфин, кокаин, конопля, амфетамин), остается уделом сравнительно небольшой группы населения Скандинавии. Исследования, которые проводились среди взрослого населения (от 16 до 74 лет), показали, что примерно 5 процентов финнов, 7-8 процентов норвежцев и шведов и целых 20 процентов датчан хотя бы раз в жизни пробовали наркотики. По Исландии подобные данные отсутствуют. В подавляющем большинстве случаев речь идет о конопле. Только в совсем единичных случаях респонденты сообщали, что пробовали такие препараты как героин, кокаин и амфетамин». В Таблице 10.2-4 отражены данные исследования, проведенного среди молодежи в возрасте 15-20 лет. Респонденты отвечали на вопрос, пробовали ли они наркотики, и если да, то какие. На диаграмме 10.2-5 показано развитие уровня потребления конопли среди разных возрастных групп. Мы видим, что в самой младшей возрастной группе произошел некоторый спад.

Подобный же спад уровня потребления конопли отмечен и в Дании, Исландии и Швеции. В Финляндии потребление находится на более низком, хотя и более стабильном уровне. В этой связи вызывает интерес отчет, который финская сторона сделала для Скандинавской посреднической организации (1993). В отчете подчеркивается, что в стране неоспоримое первенство среди опьяняющих веществ принадлежит алкоголю – для всех категорий граждан, в том числе и самых молодых:

«Наркомания в Хельсинки в целом носит смешанный характер, наркотики даже чаще употребляются одновременно с алкоголем. Наркомания в чистом виде редко встречается в Хельсинки и тем более в остальных частях страны. На основании статистических данных, собранных министерством социальной защиты и министерством здравоохранения, объем вызываемых наркоманией социальных и медицинских проблем составляет порядка 1% от всех проблем, связанных со злоупотреблением химическими субстанциями. По всей вероятности, именно существующая в Финляндии традиция напиваться до потери сознания послужила основным препятствием к распространению тяжелых наркотиков. Среди изгоев общества алкоголизм распространен куда шире, чем наркомания».

Таблица 10.2-4

Количество наркоманов ничего не говорит о том, какие формы принимает наркомания и какое значение наркотики играют в жизни отдельно взятого наркомана. Исследования, проведенные Тедом Голдбергом (1971) и Пиа Розенквист (1970), свидетельствуют о том, что какая-то часть молодежи в то время видела в наркотиках определенной группы смысл своей жизни. Это мировоззрение было подробно рассмотрено в статье Нильса Кристи (1968b) о стиле жизни хиппи. Сегодня мало что осталось от этого философского отношения к наркотикам и наркомании. В докладе Бритты Хювсгорд (1984) о т.н. «поколении бетонных новостроек» в Дании говорится о том, что молодежь в значительной степени испытывает страх перед наркоманией, хорошо представляет себе грань, которую нельзя переступать. Наблюдается также тенденция к вытеснению тех, кто эту грань все-таки переступил. Страх перед наркоманией существует и внутри тех групп, где есть особенно сильное желание попробовать наркотики.