Отношение к концепции принудительного лечения наркомании в дореволюционной России

В дореволюционной России большую роль в формировании общественного мнения по отношению к пьянству, предупреждению и лечению алкоголизма играли общества трезвости, которые со второй половины 19 века стали по примеру западных стран возникать повсеместно. Первое такое общество было создано в 1854 году, а в 1859 году произошел массовый разгром питейных заведений, после чего трезвеническое движение было подавлено войсками (Э.Д. Грибанов, 2000).

В 1890 году общество трезвости организовано в Санкт-Петербурге, в 1895 году – в Москве.

В работе обществ трезвости принимали участие все социальные слои, причем инициатива их возникновения большей частью принадлежала рабочим и простому народу. Как отмечал Б.Ф. Брандт (там же), – это были усилия народа выбиться из окружающей его тьмы. Некоторые авторы возлагали надежду на то, что именно работа обществ трезвости может что-либо изменить в ситуации по предупреждению алкоголизма, поскольку в лечебницы поступало крайне незначительное число больных алкоголизмом, причем преимущественно запущенные, крайне тяжелые случаи. (А. Коровин, 1895).

Важным принципом деятельности многих обществ трезвости являлось не только воздержание от употребления спиртных напитков, но и противодействие их торговле. Столь радикальная позиция встречала выраженное сопротивление в обществе. В отечественной публицистике начала 20 века поддерживалась антитеза «не алкоголь есть враг, а пьяный человек» (К.К. Толстой, 1912). При этом развивалась мысль о важности доходов, полученных от продажи спиртного, поскольку они пойдут на повышение культуры и улучшение жизни народа. Не исключено, что именно такой подход обусловил методологию последующей вековой и безуспешной борьбы с пьянством в России.

Общества трезвости ставили перед собой гуманные просветительские цели, заботились о повышении культурного уровня народа, занимались благотворительной деятельностью, в частности, оплачивали лечение алкогольных проблем неимущих. Речь шла о развитии нравственных ценностей, достоинства и самосознания личности. При таком подходе вопрос о насилии и принуждению к лечению не мог стоять среди первоочередных задач.

Уже упоминавшийся С.С.Ступин (там же) отмечал, что лечение от алкоголизма в специальных амбулаториях должно быть добровольным, доступным всякому желающему, а не принудительным. Амбулатория должна стать своего рода просветительским центром, но при этом сохранять связи с лечебницей для острых форм алкоголизма. Неизлечимые больные, по мнению автора, подлежат постоянному призрению в специальных приютах-колониях.

Характерна позиция Комиссии при Русском Обществе Охранения народного здравия, действовавшей в начале 20 века. Анализируя предложения по борьбе с алкоголизмом, Комиссия отмечает, что справедливо обошла вопрос о принудительном помещении больных алкоголизмом в психиатрические лечебницы ввиду его преждевременности, так как при общей незащищенности личности в России неизбежно допускались бы злоупотребления принуждением при направлении на лечение (1909).

С 28.12.1909 года по 06.01.1910 года в Санкт-Петербурге проходил Первый Всероссийский съезд по борьбе с пьянством. В его работе приняли участие ученые, врачи, общественные и государственные деятели, представители различных общественных организаций. В адрес съезда было направлено много приветственных писем от известных людей. Обратился к участникам съезда и Л.Н. Толстой. Предвидя возможные темы обсуждений на съезде и будущие подходы к проблеме, он писал, что «спасение (от пьянства) … в сознании людей губительности – не для тела, а для души – этого греха. Избавится от него человек не тогда, когда будет лишен возможности пить, а тогда, когда не станет пить….хотя ему стоило бы только протянуть руку. А это будет только тогда, когда человек будет считать благо духовное выше блага телесного.» По мнению писателя, пьянство - от отсутствия у человека духовного сознания и спасение заключается в пробуждении этого сознания (1910).

Из опубликованных материалов съезда усматривается всеобщая озабоченность причинами распространенности алкоголизма, его социальными последствиями. Подробно обсуждалось значение трезвенического движения. Съезду был также представлен доклад об организации принудительного лечения «преступных» алкоголиков в Европе, в котором подчеркивалось, что такое лечение безусловно гуманнее, чем помещение указанных лиц в тюрьму. (Труды съезда, т.2, с.879). В другом докладе, освещавшем меры по борьбе с пьянством, предлагаемые Государственной Думой и Министерством финансов, говорилось о необходимости устраивать лечебницы для «преступных алкоголиков» и предоставить суду право помещать их туда, независимо от их желания; однако выражалось сомнение в достижении при этом положительного результата (там же, с.886). Однако концепция ПЛ съездом не была поддержана. Лишь один участник выступил за скорейшую организацию по примеру США работных домов, с режимом воспитательно-исправительного характера и обязательным физическим трудом и спецлечебниц для алкоголиков с возможностью помещения туда больных принудительно (там же, т. 3, с.1203-1204).