Организация детства

Надо ли платить детям минимальную заработную плату?

Нет, если мы хотим сохранить им детство. Минимальная заработная плата способствует возникновению независимости, это, собственно, одна из основных целей такой меры.

А когда ребенок становится взрослым?

Это вопрос политики. Временные рамки возрастных категорий – детей и молодежи – зависят от основополагающих общественных условий. Если платить десятилетним минимальную заработную плату, они, по большому счету, будут вести себя как взрослые, то есть станут взрослыми. На начальных стадиях индустриального общества, когда велась борьба за запрещение детского труда на фабриках, одним из важнейших аргументов было то, что дети выходят из-под контроля. Дети легче приспосабливались к требованиям производства, чем родители, быстрее работали, больше зарабатывали, становились неуправляемыми. Гораздо проще управлять обычными детьми, чем работающими и ставшими взрослыми не по возрасту.

Надо ли платить минимальную заработную плату молодежи?

А молодежи и нет, точнее, не будет, если все взрослые будут получать минимальную заработную плату, и всю работу поделят равномерно на всех. Юношество – это изобретение общества, которое растянуло детство до максимально возможных пределов и вдобавок придумало еще одну дополнительную «вступительную» фазу ожидания перед взрослой жизнью. В этой фазе человек максимально неуправляем, сил и решительности у него – как у Александра Великого, когда тот совершал свои подвиги (полководец умер в 33 года). Но в нашем обществе этот период жизни отводится под образование, необходимое для допуска к работе обетованной.

С введением минимальной заработной платы для всех престиж оплачиваемой работы понизится. Многие вздохнут с облегчением, почувствуют себя свободнее. Конечно, обычаи, семейные традиции, желания родителей, модные поветрия, наконец, – все это по- прежнему будет оказывать давление на молодых, заставляя их выбрать ту или иную профессию или тот или иной вид образования. Но теперь в системе возникнет отдушина. Человек будет уверен в том, что его базовые жизненные потребности будут обеспечены. И не на постыдное пособие, которое к тому же могут отобрать в любой момент, но на заработную плату, которая станет своего рода знаком доверия к человеку и к тому, что он сумеет достичь в своей взрослой жизни.

В современном обществе у молодежи имеется одна возможность, которой лишены безработные более старшего возраста. Молодые люди, еще не выброшенные на обочину жизни, могут предотвратить это несчастье, открыто признав, что игра не стоит свеч. Проучившись немало лет в школе, кое-кто из подростков начинает осознавать, что уж они-то никак не принадлежат к лагерю победителей. Они понимают, что если им в будущем и светит какая-то оплачиваемая работа, то лишь малоприбыльная и непрестижная. В этой ситуации им только и остается сказать, подобно лисице из басни: эх, зелен виноград. Не видать нам работы, да и не нужна она нам. Мы хотим быть свободными!

Воплощением идеала свободного человека на практике становится бездельник, праздношатающийся. По-английски бездельник – vagabond, это слово родственно слову vacance – пустота. Такая реакция является самой надежной защитой от возможных поражений. Все мы используем этот способ в различных жизненных ситуациях. Тот, кто не хочет становиться богатым, легче переносит бедность; тот, кто уверен, что суть жизни – одиночество, легче выносит одиночество.

Если исчезнет пресс, работа из принуждения превратится в вопрос свободного выбора. Люди смогут свободно выбирать, нужна им школа или нет, зная, что за ними заранее закреплена их доля необходимой работы. Либо они выбирают свою небольшую долю работы, либо, имея в кармане минимальную заработную плату, начинают создавать свое произведение, творить.

Поскольку количество желающих учиться в школах и других образовательных учреждениях понизится, будет легче осуществить и другие важные реформы. Перестав быть принудительными учреждениями, школы смогут выйти за пределы школьных стен. С исчезновением системы принуждения учителя тоже должны измениться. Кому-то захочется покинуть школьные аудитории и пойти учить тех, кому хочется что-то делать, потому что они слушают с бульшим интересом, чем те, кто не пытался ничем заниматься. Ремесленные школы можно перенести поближе к рабочим местам. Какая бессмыслица располагать их по-другому.