Ограничение количества моделей для подражания

Один из многих мифов относительно жизни в прошлом веке утверждает, что тогда у бабушек и дедушек было время заниматься с внуками. Внуки узнавали о жизни, сидя у деда на коленях, как это изображено Эдвардом Мунком на стене актового зала Университета Осло. Правда же заключается в другом: если дети и сидели на коленях пожилых людей, то это были их родители. Бабушки и дедушки были уже в могиле. В то время родители у большинства детей были гораздо старше, чем у современных. Детей начинали заводить примерно в том же возрасте, что и сейчас, однако продолжали рожать до тех пор, пока это было биологически возможно. В наше время с деторождением заканчивают уже лет в двадцать пять. В прошлом веке это было на двадцать лет позже. Таким образом, в то время у большинства детей родители были в более зрелом возрасте, чем у нынешних. Младшие дети младших детей почти не имели шансов застать бабушку в живых. Зато мать девушки-подростка вполне могла быть шестидесятилетнего возраста. К тому же шестидесятилетняя женщина нередко выглядела старше своих лет. Чисто физически она была более изношена. Кроме того, в то время идеал вечной молодости был не столь актуален. Жизненный опыт ценился более высоко в обществе с более медленным темпом изменений.

Родители прошлого века могут считаться более зрелыми и с другой точки зрения. К тому времени, как они становились родителями, они уже имели оконченное образование. В наше время молодые родители подчас не имеют даже среднего образования. Они еще дети в том смысле, что живут на стипендию от государства или на деньги родителей, не получают полноценную зарплату, не имеют диплома квалифицированного специалиста, не имеют (а иногда и не хотят иметь) оплачиваемой работы. Кроме того, в наше время популярна идея обучения, продолжающегося всю жизнь. Люди приходят и уходят из образовательных учреждений. Мы не можем четко определить момент окончательного расставания с ролью ученика, как не существует для нас и ритуального вступления во взрослую жизнь.

За первым ребенком появляются еще братишки и сестренки, но их гораздо меньше, чем раньше. Традиционная картина многодетной семьи прошлого века отнюдь не является мифом. Конечно, много детей умирало во младенчестве, но все равно семьи были гораздо больше, чем в наши дни. Это означало широкое возрастное разнообразие внутри семьи. Старшие уже могли считаться взрослыми, когда младшие еще не вышли из пеленок. Большие семьи означали также множество теток и дядьев, двоюродных братьев и сестер в следующем поколении.

Статистика народонаселения ясно и однозначно свидетельствует о том, что средняя продолжительность жизни в скандинавских странах все время растет. Цифры говорят нам, что количество взрослых, окружающих каждого ребенка, увеличивается. Однако понятно, что когда дело доходит до установления реального контакта между молодежью и взрослыми, ситуация является прямо противоположной. Родители чувствуют себя неуверенно в роли взрослых. Дядей и теток поубавилось, да и живут они далеко. Двоюродных братьев и сестер – раз, два и обчелся, нередко они не знакомы между собой. Родные братья и сестры, если они есть, примерно того же возраста. Если считать условием обретения собственного я общение с взрослыми, придется признать, что этот процесс изрядно затруднен. Отсюда совсем не следует, что семья потеряла свое значение. Мы по- прежнему обращаемся за помощью в первую очередь к родственникам, а не к соседям или друзьям (Вигдис Кристи, 1977). Однако из этого следует, что семья и родня заметно утратили свою значимость в качестве моделей поведения во взрослой жизни.

В итоге подобная неясность в выборе социальных моделей может пойти во вред не только детям, но и взрослым. Это связано со следующими факторами: во-первых, с техническим прогрессом, который в наше время стал настолько стремительным, что дети оказываются «взрослее», компетентнее взрослых в области новых технологий. В особенности это касается компьютерных технологий и автоматики. Не менее значимым мы полагаем и другой аспект. Условия современного общества таковы, что социальный опыт родителей не всегда актуален для детей. Не исключено, что дети трудолюбивых родителей никогда не устроятся на оплачиваемую работу. Более того, это относится и к самим трудолюбивым родителям или некоторым из их друзей, когда они постареют. Дети и маргиналы общества могут нередко выступать в роли проводников в неведомых землях. Поколение, теряющее связь со своими проводниками, ждут большие неприятности. Но и проводники тоже теряют почву под ногами, если им некого вести за собой и некому себя противопоставлять.