Односторонняя коммуникация

Естественно, и прошлое изобиловало ситуациями односторонней коммуникации. Бог вещал с небес, а священник обладал исключительной монополией на толкование божественных посланий. Попытки альтернативных толкований на протяжении долгих веков наказывались по закону. Проскрипции, т.е. запрет на организованное толкование Библии вне ведома и контроля церкви, существовали в Норвегии вплоть до 1842 года, в Дании – до 1845 года, в Швеции – до 1858 года, а в Финляндии – до 1868 года. Самодержцу тоже не требуется ни у кого спрашивать разрешения. Он приказывает, челядь исполняет его приказания, а арендаторы помалкивают. Понятно, что слово старшего в прежние времена также не подлежало обсуждению, в особенности если этот старший был мужчиной. Тем не менее, мы не можем отрицать, что развитие электроники драматическим образом повлияло на развитие общества и в корне изменило ситуацию. Новые технические условия сделали и без того процветающую одностороннюю коммуникацию практически доминирующей формой. Раньше человеку приходилось молча внимать слову Бога, властелина челяди и старшего, однако вне этих ситуаций оставалась свободная беседа с равными, инициатива в которой переходила от одного собеседника к другому. Для прошлого характерен обмен информацией. Настоящее характеризуется поглощением информации.

В некотором смысле точкой отсчета можно считать введение обязательного школьного образования. Значительная часть времени у школьника уходит на поглощение информации, получаемой от учителя или из учебников. Однако это не все время, и оно тем меньше, чем менее авторитарной является организация учебного процесса. Но до школы, помимо школы и после школы жизнь школьника подчинена поглощению информации из динамиков и с телеэкрана. За все время обязательного девятилетнего школьного обучения среднестатистический шведский ребенок проводит в классе 6900 часов. В течение этого же периода ребенок проводит перед экраном телевизора 6300 часов (Филипсон и Шюлер, 1983). А ведь есть еще компьютер, магнитофон и радио.

Центральной проблемой в условиях современного общественного развития можно назвать то, что мы лишились возможности задавать вопросы. Человек, обладающий исключительной силой воли, может выключить технические передатчики информации и жить без них. Но задать свои вопросы ему некому. Передача идет себе дальше. Создатель передачи может жить на другом конце земного шара. Но нельзя понять что-либо, не принимая участия в происходящем. Наверное, это важные и нужные вещи, если о них создаются передачи в мире взрослых. Но они остаются необъясненными. Человек либо один наедине с миром, либо окружен ровесниками. И мир проходит перед глазами в мелькании телеэкрана.

Представим себе мир, в котором царит полный хаос. Думается, картина будет следующей: большую часть дня нас окружают каскады звуков и изображений. Причем это не такие звуки, что исходят от окружающих или создаются людьми и предметами, доступными для нашего зрения и осязания. Нет, это звуки, создающиеся в совершенно другом месте, и их можно сделать настолько громкими, насколько собственные уши и соседи способны выдержать. Кроме того, это изображения, картины таких мест, в которых вы никогда не бывали, или которые вообще не существуют. Изображения людей, зверей, человеко- зверей. Изображения, которым нельзя задать вопрос. События, неподвластные вашему контролю. Конечно, бывают исключения. Картинки на телеэкране могут вызвать бурю народного возмущения, как это случилось во время войны во Вьетнаме. Однако это исключение, только подтверждающее общее правило. Годы и годы уходят на наблюдение за жизнью без участия в ней, и тем самым человек в значительной мере утрачивает возможность обрести собственное я с помощью наблюдения. Должно быть, психиатрам прошлого столетия было гораздо сложнее, чем нынешним, понять и доступно описать мир аутиста, человека, не пользующегося словами.

Проблема односторонней коммуникации не в том, что адресат не имеет возможности познать окружающий мир, а в том, что адресат не имеет возможности познать самого себя. Стен Андерсон (1980) выявляет основной недостаток односторонней коммуникации, ни разу не упомянув ни телевидения, ни радио:

«Чтобы я мог увидеть, надо, чтобы меня видели другие. Чтобы я мог услышать, надо, чтобы меня слышали другие. Чтобы я смог говорить, надо, чтобы со мной говорили другие. Чтобы я смог полюбить, надо, чтобы меня любили другие. Чтобы я смог понять, надо, чтобы меня поняли другие».

Согласно Андерсону, речь идет о «втором рождении», с которым, как и с первым, ребенку не справиться без посторонней помощи. Ни один человек не способен быть своим собственным отражением, а значит, никому не под силу самостоятельно сотворить свое я, свою личность. Человек не становится человеком, просто находясь рядом с другими людьми, наблюдая их и слушая их, но только посредством общения с ними. Вера в существование личности в себе, независимой от других, является ошибкой. Или, как сформулировал это Андерсон:

«Можно сказать, что шизофреник доводит до крайности один из привычных мифов нашей повседневной жизни, а именно, веру в то, что человек может являть собой нечто совершенно отличное от видимого окружающими. Это вера в то, что человек «на самом деле» такой-то и такой-то, у него «на самом деле» есть такие-то и такие-то скрытые стороны, просто он никогда их не показывал, просто ему так или иначе никогда не выпадало случая «извлечь» их на поверхность. Но человек не шкатулка, набитая готовыми застывшими масками, которые никто еще не видел. Говоря о таких скрытых сторонах человеческой натуры, надо помнить, что они не могут быть «скрытыми» от других людей, не будучи при этом «скрытыми» и от самого человека. Если человеку все-таки представится возможность проявить эти скрытые стороны своего я пред лицом окружающего мира, выяснится, что все выглядит далеко не так, как он себе это воображал. Причина подобного вопиющего противоречия между воображаемым и действительным проста – это наличие других людей. Невозможно сформироваться как личность, не попытавшись воплотить свои мысли в действия, а в этом случае мы немедленно попадаем в сферу межличностных отношений. И тогда ты теряешь единоличную власть над тем, кто ты есть, как это было в твоих фантазиях. Таким образом познать себя – значит потерять себя».

Человек – не данность, человеком становятся. Но предпосылки становления человека подвержены изменениям. Уменьшение рождаемости и изменения в структуре общества привели к тому, что считавшиеся ранее обычными модели поведения встречаются все реже. Развитие технического прогресса привело к созданию машин, умеющих говорить, но с которыми, однако, невозможно разговаривать. Все это является важными условиями, влияющими на взросление ребенка.