Некоторые из важнейших возражений

На одной из встреч, посвященных обсуждению криминальной политики, где звучала критика по поводу экстраординарных по суровости мер против потребителей конопли, присутствовавший там член Стортинга в сердцах сказал: "Хорошо, что мои избиратели вас не слышат". И он был прав. Они бы этого не поняли, не поддержали бы.

И мы нисколько не заблуждаемся относительно того, как будут восприняты изложенные в этой книге предложения. Недаром война велась столько лет и с таким упорством, а сколько эмоций она вызывала! И вот мы говорим, что проблема-то заключается совсем в ином, и что решать ее следует по-иному.

Чтобы это послание проникло в массы, даже в лучшем случае уйдет немало лет. Создается классическая ситуация, возникающая вокруг запретов, только еще хуже, потому что сторонников запрета прямо-таки подавляющее большинство. Невозможно руководить общественным мнением в поддержку запрета и в то же время готовить его к отмене запрета, если он не сработает. К тому же, многие не согласятся с тем, что запрет не работает. И естественно, у них найдутся вполне весомые возражения. Давайте подробнее остановимся на самых внушительных из этих возражений.

Главное возражение звучит таким образом: наркотики - это плохо, и делу конец. И никакой легализации наркотиков посредством какой-либо особой организации торговли быть не должно. Нам хватает проблем с кофе, чаем, алкоголем и никотином. Надо как-то попытаться ограничить потребление этих веществ и уж ни в коем случае не расширять меню новыми. А люди должны решать свои проблемы без помощи химикатов, возможно, за исключением физических страданий, а как облегчить физические страдания, решает врач. Но самолечение, не говоря уж о получении удовольствия без всякой пользы, - абсолютно неприемлемо, независимо от того, что употреблять - аспирин ли, психотропные препараты, коноплю или морфин.

Какие бы издержки ни приносила существующая система контроля, не может быть и речи о том, чтобы продавать наркотики в аптеках.

Что можно возразить по поводу такой максималистской точки зрения? Мало кто способен соответствовать этому идеалу в своей личной жизни. Удовольствие, которое получают зрители, не сопровождается никакой пользой, да и наслаждение от вкусной еды ничем не заслужено, хотя и приносит немало приятных эмоций. Но что не может не вызвать у нас самых решительных возражений - это заявление "несмотря на все издержки". Издержки эти предназначены всем нам, но в основном выпадают на долю тех, кто менее всех способен их выносить.

Другое важное соображение наших противников касается того, как далеко от обрыва необходимо ставить заграждение. Люди склонны к экспериментам, а молодежь - больше, чем кто-либо еще. Запрети им гулять позже 24.00, и они, запыхавшись, прибегут домой в 1.00. Отодвинь границу до часа, дома они появятся, возможно, в два. Чем дальше от обрыва поставить заграждение, тем безопаснее будет экспериментировать, но если допустить потребление конопли, молодежь начнет эксперименты с героином. Это вполне реалистическое замечание. Но если отнестись к нему действительно серьезно, как мы, то тут же попадаешь в тупик. Ведь можно выдвинуть два совершенно противоположных друг другу аргумента. С одной стороны, встает вопрос: может быть, заграждение и сейчас стоит слишком близко к обрыву? Основной предпосылкой курения конопли является умение курить, другой - умение прислушиваться к реакциям тела, которое рождается благодаря первой утренней чашке кофе или чая, или первому стаканчику спиртного на веселой вечеринке. Если следовать этой логике, иного выхода, кроме как полностью запретить как минимум табак и алкоголь, нет. Однако не менее весомо и другое соображение.

Возможно, заграждение поставлено так далеко от обрыва, что всем это ясно. Значит, можно без опасности для себя прыгать через него и обратно. А раз уж барьер по отношению к конопле поставлен слишком далеко, то и с остальными наркотиками могло произойти то же самое. Многие молодые люди воспринимают патетические заявления по поводу опасности конопли как ложь. Это может явиться причиной возникновения кризиса доверия. Если мне так легко держать под контролем свою привычку к конопле, - а мне говорят, что так не бывает, - наверное, и с другими наркотиками у меня не возникнет проблем. Если поставить одинаково высокий барьер вокруг опасных и сравнительно безобидных наркотиков, можно довольно легко спровоцировать людей на подобный образ мыслей и действий.

Вот что еще мы хотели сказать по этому поводу: не все, что не запрещено законом, хорошо. Курение конопли, приобретенной законным образом, не должно караться. Но курить вообще вредно!

Что может быть хорошего в том, что человек втягивает в легкие теплый загрязненный воздух? А еще хуже, если вместе с загрязненным воздухом в легкие попадают смолы и никотин. Наверняка это опасно для здоровья, если в состав такого загрязненного воздуха входит тетрагидроканнабинол, активное вещество конопли. Значит, надо пытаться по мере сил воспрепятствовать этому, с помощью предупреждений, убеждений, ограничивая количество мест и ситуаций, в которых происходит отравление, предоставляя право накладывать штрафные санкции на родителей и других ответственных за детей лиц. Барьеров, через которые придется перепрыгивать, будет предостаточно. Но по причинам, которые мы излагали выше, как можно меньше таких барьеров должно быть в ведении государственной уголовно-правовой системы.

В качестве еще одного возражения можно упомянуть мнение о том, что неудачи попыток контролировать табак и алкоголь объясняются недостаточной суровостью контроля. Если бы сторонники запретов тверже стояли на своем, тысячи людей моли бы быть спасены. Из этого следует, что если бы система контроля была мягче, куда больше молодежи сегодня курило бы коноплю. Возможно, что и количество героиноманов было бы гораздо выше, как и заболеваемость, и смертность от наркотиков.

Очень может быть. Мы не можем утверждать, как сложилась бы ситуация при иной политике контроля, хотя и полагаем, что уровень наркомании стабилизировался еще до принятия самых суровых мер. Но как бы то ни было, здоровье индивида не может быть исключительно делом государства. Диктатор мог бы сохранить здоровье подданных, искоренив алкоголь и табак. Но ясно, что в таком случае он бы искоренил и то, что мы почитаем важными ценностями. Цена здоровья может оказаться непомерно высокой - настолько, что нам придется отказаться от достижения этой цели или же искать другие пути.