Антинаркотическая пропаганда: конфликтный анализ

Артем Сунами
Артем Сунами 
магистр конфликтологии,
соискатель степени кандидата политических наук,
ассистента кафедры конфликтологии СПбГУ 



Антинаркотическая пропаганда: конфликтный анализСитуация с потреблением и распространением наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов является одной из наиболее часто обсуждаемых и трудноразрешимых проблем современной международной и региональной политики. Важность данной темы определяется непростой наркоситуацией, сложившейся в мире, и вытекающей из этого необходимостью поиска адекватной концептуальной модели функционирования государственной антинаркотической политики как важной компоненты внутренней политики. 

Научные задачи в сфере противодействия наркотизации традиционно решались в рамках медицины и юридической науки, прежде всего, и в гораздо меньшей степени обнаруживали себя в социологии и психологии. Эти дисциплины, по-разному, иногда противореча друг другу, интерпретирующие общественные процессы, связанные с наркозависимостью, на наш взгляд, не смогли в рамках своих подходов адекватно их отразить. Стало очевидно, что различным подходам к пониманию феномена наркотиков не удалось сложиться в единую систему, в некую полидисциплину, на основе которой возможно было бы сформировать эффективную государственную антинаркотическую политику. В качестве принципиально нового, междисциплинарного подхода мы предлагаем конфликтологический подход. В его рамках становится возможным объединить самые разные подходы к толкованию природы этого явления, которое по своей сути многофакторно и не укладывается целиком в проблемное поле существующих дисциплин. Проблема наркотиков в обществе представляется как наркоконфликт, под которым понимается противоречие между всеми возможными участниками незаконного оборота наркотиков и остальным обществом. Это понятие позволяет в едином ключе анализировать события различного масштаба - от внутриличностного до международного, от проблем бытового характера до глобального конфликта между странами- производителями наркотиков и странами-потребителями. 

Примером того, как феномены наркореальности могут заново и принципиально иначе интерпретированы, если мы используем конфликтный подход, служит проблема антинаркотической рекламы и пропаганды. 

Проблема отношения рядовых граждан к наркотикам или общественное мнение наркотиках в определенном смысле может считаться одной из ключевых проблем эффективной антинаркотической политики. В частности, Председатель Государственного антинаркотического комитета РФ Виктор Иванов заявил, что государственная политика "требует переходить от того, чтобы только ловить и лечить, к тому, чтобы менять общество и инфраструктуру социализации молодежи" (1) . В научной среде вопрос о роли общественного мнения также весьма заострен. Так в социологии наркотизма появилось такое понятие как институциализации наркопрактик и был выделен ряд признаков такого процесса:

  • признание в общественном мнении потребления наркотиков личным делом каждого
  • распространение в СМИ идентификационных моделей, основанных на позитивном отношении к наркопрактикам
  • социальное безразличие к производству и распространению наркотиков и ряд других. (2)

Можно сделать вывод, что если государство не формирует общественное мнение - это все делают другие, но таким образом, который институциализирует потребление и распространение наркотиков, что в свою очередь способно поставить под сомнение эффективность всех антинаркотических усилий государства. 

Имеющийся подход характерен тем, что антинаркотическая пропаганда строится исходя мнимого вакуума, в котором якобы пребывает объект пропаганды. В то время как общество постоянно ощущает на себе воздействие наркореальности. Конфликтный подход позволяет нам заключить, что антинаркотическая пропаганда есть не просто некий субъект-объектный процесс, но и опосредованное взаимодействие с другой стороной, имеющий противоположные интересы. Соответственно, общественное мнение есть результат этого взаимодействия или определенного рода наркоконфликта. Одновременно, информационная политика государства в этой сфере характеризуется попыткой подменить антинаркотическую пропаганду пропагандой здорового образа жизни, или точнее преподнести дело таким образом, будто только пропаганда здорового образа жизни и есть единственная технология формирования антинаркотического общественного мнения. Как видится, это происходит в силу неспособности людей отвечающих за данное направление деятельности сформулировать то, что они собственно хотят добиться с помощью информационных ресурсов и технологий. Хочется напомнить, что перед антинаркотической политикой не стоит задачи сберечь здоровье населения, в силу того, что эта задача не может принципиально быть решена с помощью только технологий антинаркотической политики. Информационная антинаркотическая политика, на наш взгляд, имеет свое собственное содержание, которое нельзя отнести ни к пропаганде здорового образа жизни, ни к "страшилкам". Содержание это заключается в формировании информационными технологиями такого поведения граждан, которое позволило бы достигать цели государственной политики, а именно сокращение количества потребителей наркотиков, уменьшение наркопреступности (3), то есть усилить стороны против наркотиков максимальным количеством граждан. Все это можно назвать моделью "наркобезопасного поведения", то есть совокупности наиболее правильных реакций граждан на столкновение с наркореальностью. 

Мы полагаем, что моделирование безопасного поведения может состоять из ряда этапов и подразумевает: 1. определение явления, по отношению к которому мы моделируем безопасное поведение, 2. формирование пакета актуальных и/или потенциальных угроз объекту безопасности, 3. выделение наиболее приемлемых, с точки зрения безопасности, форм реакции объекта безопасности на эти потенциальные и/или актуальные угрозы. 

Пример такой модели можно обнаружить в близкой к сфере наркомании и незаконного оборота наркотиков области - эпидемии ВИЧ/СПИД. В качестве примера можно привести тренинг "Безопасное поведение (профилактика СПИДа)", опубликованном на сайте одной из социально-психологических служб (4). В игровой форме участникам предлагается смоделировать свое поведение в различных ситуациях, опасных с точки зрения распространения ВИЧ, которое далее сравнивается с "идеальной" моделью поведения, сформулированной авторами, по схеме, близкой к вышеизложенной нами. Во-первых, было определено явление, по отношению которому поведение моделируется - эпидемия ВИЧ-СПИД. Далее авторы сформировали пакет угроз, действующих по отношению к объекту безопасности в этой сфере:

  • незащищенный секс (без презерватива) - половой путь
  • совместное использование нестерильных шприцев - парентеральный путь
  • от зараженной матери ребенку при беременности

На завершающем этапе моделировалось поведение по отношению к каждой из этих угроз:

  • Половой путь - воздержание от полового сношения, проявление любви без секса, использование презерватива, наличие одного полового партнера
  • Парентеральный путь - отказ от приема наркотиков, отказ от использования общих игл, шприцев, медицинских инструментов и др. нестерильных предметов, проверка донорской крови на наличие ВИЧ-инфекции
  • Обследование беременных женщин на ВИЧ-инфекцию

Таким образом, подразумевается, что следование такой поведенческой модели, практически полностью гарантирует объекту безопасности "незаражение" ВИЧ. 

Несмотря на то, что проблема наркопотребления и наркопреступности представляется гораздо более разнообразной с точки зрения возможных в этой сфере угроз, кажется возможным применить такую же схему моделирования безопасного поведения, как и описанная выше. 

Определить явление по отношению к которому моделируется безопасное поведение, должны помочь уже имеющиеся в научной литературе определения наркобезопасности. К примеру, под наркобезопасностью понимается "система обеспечения состояния защищенности физического и психического здоровья человека от легального и нелегального использования веществ с наркогенным потенциалом действия и защищенности общества от негативных последствий распространения данных веществ в легальном и нелегальном обороте" (5). С точки зрения конфликтного подхода, наркобезопасность - это, прежде всего, состояние максимально возможного ослабления стороны за наркотики, выраженное в отсутствии или минимизации угрозы социально опасного оборота наркотиков устойчивому развитию личности, обществу и государству. Таким образом, в данном случае безопасное поведение должно рассматриваться нами в контексте такого явления, как социально опасный оборот наркотиков. Далее нам необходимо сформировать ряд наиболее типичных и часто встречаемых угроз, действующих по отношению к объекту безопасности в данной сфере.

Представляется, что искомые наркоугрозы, для удобства настоящего исследования, могут быть объединены в следующие типологические группы:

1. Непосредственная наркоугроза личности. 
К этой группе мы отнесли ситуации, в которой индивид, чаще всего под давлением наркосреды (конкретной личности или группы), оказывается перед выбором принять запрещенный наркотик, либо отказаться. 

Довольно распространенное мнение говорит нам о том, что если человек будет информирован о вредных последствиях потребления наркотиков, то это автоматически должно означать его отказ от их потребления (6). Из этого утверждения вытекают сразу две посылки. С одной стороны, это приводит к крену профилактических программ в направление простого информирования о вреде наркотиков, с другой, опросы общественного мнения ориентированы на исследование суждения респондентов о том, считаю ли они потребление наркотиков вредным. Таким образом, степень защищенности общества от наркотиков должна напрямую зависеть от количества граждан, считающих что наркотики вредят здоровью человека. Это утверждение представляется довольно спорным и подвергается сомнениям и со стороны практикующих специалистов. В частности, Д.В. Колесов делает заключение, что "подросток, юноша или девушка могут знать о вреде алкоголя, наркотических веществ, но не в состоянии противостоять давлению приятелей, компании" (7). Итак, кажется верным утверждение, что помимо информации о вреде наркотиков, важно научить правильно вести себя в ситуации, когда вам предлагают их попробовать.

2. Наркоугроза, направленная на близких, друзей, родственников и т.д. 
Здесь кажется важным объекты подобных наркоугроз распределить по нескольким группам в зависимости от того, в каких отношениях они находятся с человеком втянутым в незаконный оборот и/или потребляющим наркотики. Мы можем выделить три таких группы: 1. отношения старший/младший (родитель/ребенок), 2. отношений ровесник/ровесник, 3. начальник/подчиненный (учитель/ученик). Представляется, что различный характер отношений в этих группах, безусловно, отражается на моделях успешного поведения, делая их особыми для каждой группы.

3. Наркоугрозы, связанные с наркопреступностью. 
Поведенческая модель гражданина в его столкновении с явлениями наркопреступности может характеризоваться либо его готовностью сотрудничать с правоохранительными органами в том случае, если ему станет известно о фактах торговли наркотиками, либо отсутствием таковой готовности. Последнее связано чаще всего с двумя основными моментами: 1. инфантильной позицией граждан ("стукачество это подло"); 2. неверием граждан в способность правоохранительных органов четко отреагировать на поступившую информацию, пресечь нарушение антинаркотического законодательства, привлечь к ответственности участников незаконного оборота наркотиков и проч. Таким образом, формирование общественного мнения в контексте данной ситуации должно быть направлено на решение двух задач: 1. убеждение граждан в прямой зависимости того, насколько они будут готовы помочь правоохранительным органам в борьбе с наркопреступностью и тем, насколько они сами и их близкие будут защищены от наркотиков, 2. преодоление указанных нами мотиваций на неучастие в борьбе с наркотиками.

4. Не эффективность антинаркотической политики как наркоугроза. 
Под эту категорию подпадают самые разнообразные ситуации, которые можно отнести к макросоциальным факторам распространения наркотиков (пронаркотическое давление СМИ, отсутствие эффективного законодательства, не эффективное антинаркотическое управления и проч.). Многовариантность имеющихся здесь угроз вынуждает нас к большому обобщению. Основным в этом блоке, мы можем выделить две целевые группы, специфическое мнение которых мы можем отслеживать: 1. граждане вообще (здесь, прежде всего, необходимо сосредоточиться на отслеживание поведенческой готовности граждан объединяться с другими с тем, чтобы отстаивать свои законные права на безопасную от наркотиков среду), 2. публичные фигуры (отслеживание готовности журналистов, писателей и проч. к самоограничению, если в противном случае они могут нанести ущерб наркобезопасности). 

Таким образом, основной задачей антинаркотической информационной политики, с очки зрения конфликтолога, должно стать формирование готовности граждан следовать наркобезопасной модели поведения. Только такая модель, в отличие от расширительного и размазанного "здорового образа жизни", конкретизирует содержание этой деятельности, делает ее антинаркотической и решаемой технологиями антинаркотической политики.


Литература:

  1. О наркоситуации в Российской Федерации: новые вызовы и угрозы [Электронный ресурс] / Информационно- публицистический ресурс "Нет наркотикам" - Электрон. дан. - Режим доступа к журн.: narkotiki.ru/ocomments_6613.html, свободный.
  2. См. об этом: Агранат Д.Л., Луков В.А., Надточий Ю.Е. Социальные наркопрактики: Институционализация социальных наркопрактик в современной России. М., 2003. С. 68
  3. Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах" (№3, 1998 год)
  4. Безопасное поведение [Электронный ресурс] / Соц.-психологич. служба МГПТУ №31 - Электрон. дан. - Режим доступа к журн.: psihograf.by.ru/spidtrening.utf.html, свободный.
  5. Кузьминых К.С. Наркологическая безопасность: Некоторые вопросы организации работы по противодействию наркомании и наркобизнесу. - СПб.: Санкт-Петербургский общественный фонд "Наркологическая безопасность", 2003. С.53.
  6. Майтова В.М., Майтова О.В. Исповедь матери бывшего наркомана: как защитить детей от наркотиков. - М.: Советский спорт, 2000. С. 342-345.
  7. Колесов Д.В. Антинаркотическое воспитание. учеб. пособие. - М.: Изд. Московского психолого-социального института; Воронеж: Изд. НПО "МОДЭК", 2003. С. 190.
  8. Семенов Л.К. Пример отделки фасада http://profobrabotka.ru/services/page/12