Другие критерии оценки

При рассмотрении вопроса адекватности постановки целей в нашу задачу не входит определить, насколько достижимой является цель. Мы лишь стремимся выяснить, насколько приоритетные цели отвечают требованиям здравого смысла. В приложении к нашей ситуации - организован ли контроль таким образом, что наибольшие усилия направляются против наиболее серьезных опасностей. Самыми опасными наркотиками разумно было бы признать такие, употребление которых прямо ведет к разрушительным последствиям для здоровья и жизни людей. На втором месте идут те, длительное потребление которых в такой же степени угрожает жизни и здоровью больших групп населения.

Вне всякого сомнения, принятая у нас система контроля не удовлетворяет предъявленным требованиям. С какой стороны ни посмотри, алкоголь и никотин должны быть приравнены к наркотикам, подлежащим наиболее строгому контролю. Потребление этих веществ ведет за собой болезни и смерть, а в случае с алкоголем способствует росту насилия и социальных проблем, масштаб которых намного превышает вызванный потреблением любого другого известного в Скандинавии наркотика. То, что алкоголь исключается из сферы действия системы контроля, лишено всякой логики. Другим очевидным недостатком, ставящим под сомнение адекватность существующей системы контроля, является особое положение, в котором находятся психотропные лекарства. И, наконец, третий недостаток - то, что контролю, призванному закрыть доступ к запрещенным веществам, уделяется непропорционально много внимания по сравнению с теми усилиями, которые направляются на помощь наркоманам в их реабилитации в нормальной жизни в обществе.

Вопрос об уровне системности сродни вопросу об адекватности оценочных критериев. Существует большая разница между мерами контроля, которые направлены против общественных систем, - таких, как профессиональные группы, организации или нации, и мерами, направленными против отдельных индивидов. Бруун и др. в книге "Джентльменский клуб" (1975) подмечают явные признаки того, что наибольшей эффективности политика контроля достигает именно в применении к общественным системам. Этому легко найти объяснение. Профессиональные группы, организации и нации могут обладать большим влиянием, но им есть, что терять. Право торговать опиумом в Китае в конце концов стало слишком дорого обходиться Великобритании.

В радиус действия мер контроля, направленных против отдельных индивидов, чаще всего попадают индивиды, изолированные от общества, поэтому и менее защищенные. У них обычно низкий социальный статус, им нечего терять. В целом таких индивидов труднее всего контролировать.

Но индивидуализированный контроль может принимать и другие формы, как мы это видели на примере системы с индивидуальным распределением алкоголя, так называемой Браттовой системы, существовавшей в Швеции до 1954 г. Основная идея заключалась в том, что власти собирают как можно больше информации о каждом отдельно взятом индивиде, чтобы потом на базе этих данных решать, какова потребность конкретного индивида в алкоголе, и каким должно быть потребление, чтобы не перейти в злоупотребление. Крах системы был, по всей видимости, обусловлен именно фактором индивидуализированного контроля, который слишком уж далеко зашел. Целью было сделать рабочий класс более дисциплинированным. Но со временем система индивидуального распределение алкоголя все больше стала восприниматься как проявление классовой дискриминации. Протесты против Браттовой системы приходили со всех сторон. Во многом они были вызваны негодованием по поводу нарушения равноправия граждан, анонимного шпионажа и вторжения в частную жизнь. В случае с наркотиками преобладает именно индивидуализированный контроль над отдельными потребителями. Как говорят самые твердые приверженцы системы контроля, наркоман - это единственная неустранимая предпосылка существования наркомании. Говоря о потенциале изменчивости, мы имеем в виду степень инертности системы. Это многосторонняя проблема, которую лучше всего можно проиллюстрировать на примере истории запрета на алкоголь. По нашему убеждению, сам по себе этот запрет являлся весьма полезной мерой. На короткий срок. Там, где был введен запрет, реальное потребление алкоголя значительно уменьшилось. Уменьшение потребления алкоголя имело целый ряд позитивных последствий. Меньше людей умирало от болезней и в результате насилия, меньше было случаев нанесения ущерба себе и другим. Проблема полного запрета заключается в том, что через какое-то время, когда издержки от него превысят выгоды, его необходимо отменять. Оглядываясь назад, нельзя не признать, что издержки от запрета были не столь велики, как утверждали его противники. Но они были довольно значительными, а в переходный период нередко наблюдалось и общее падение нравов, и рост потребления алкоголя.

В рамках основанной на полном запрете политики контроля выстраивается двоичная система; существует только две возможности - запрет или разрешение. Альтернативой такой модели могла бы стать система контроля, базирующаяся на множестве промежуточных ступеней, начиная с полного запрета, и, через стадии с разной степенью допустимости, до полного разрешения. Такую систему легче подвергать изменениям, но в начальной фазе она может оказаться менее эффективной.

Принцип открытости подразумевает создание такой системы контроля, деятельность которой доступна обычному надзору со стороны общества. Отчасти это необходимо для проверки, действительно ли система контроля занимается поставленными целями, что это, например, и в самом деле контроль за распространением наркотиков, а не преследование по политическим причинам. Отчасти открытость необходима для оценки методов, которые используются для достижения целей: достижима ли цель с помощью таких-то методов? Наконец, открытость обеспечивает возможность проверки, насколько деятельность системы контроля проходит в рамках установленных в нашем обществе стандартов. Такая постановка проблемы опять приводит нас к вопросу об адекватности ценностей. В любом случае, это вопрос о том, какими возможностями должны обладать система контроля и лица, контроль осуществляющие. Очень многие контрольные органы имеют тенденцию функционировать подобно закрытым системам, государствам в государстве, но некоторые склонны к этому более других.

Нельзя вводить систему контроля в такое искушение. Необходимо противодействовать появлению мер, способствующих закрытости. Очевидно, что существующая на сегодняшний день система контроля не отвечает требованиям открытости. Теперь обратимся к последнему вопросу, который мы хотели бы здесь рассмотреть. Он взаимосвязан со всеми предыдущими, именно поэтому мы и оставили его напоследок. Вопрос такой: что же происходит на самом деле? Какого порядка рассматриваемое явление? Чем мы занимаемся? Обсуждаем ли мы проблему наркотиков, или же речь идет о совершенно другом явлении, которое и возникло как раз благодаря системе контроля в современной ее форме? Теория уголовного права делает различие между утилитаристскими наказаниями - наказаниями, служащими для какой-либо цели, и наказаниями абсолютными. Возможно, контроль за наркотиками и следует понимать как нечто, не обусловленное какой бы то ни было целью. Тогда многое встает на свои места: и высокий накал эмоций вокруг проблемы, и ограничение сферы внимания только некоторыми наркотиками и группами нарушителей, а также конфликты с системой ценностей нашего общества.

Мы полагаем, что это именно так. Ведущаяся в настоящее время война с наркотиками отнюдь не ограничивается соображениями собственно борьбы с наркотиками. Благие ли это намерения или не очень - не предмет обсуждения в данной главе. И не имеет особого смысла принимать в расчет эти соображения, если мы хотим добиться создания оптимальной антинаркотической политики. Это-то как раз является предметом нашего обсуждения.

Теперь мы перейдем к конкретному рассмотрению данного вопроса.