Доминирование индустриальных стран

Льва узнают по когтям, а организацию – по результатам ее работы. С этой точки зрения, опираясь только на вышеизложенные факты, можно придти к выводу, что международный контроль за наркотиками во многом направлен на соблюдение интересов индустриально развитых стран. Конечно, движения против торговли опиумом в Китае обязаны своим возникновением деятельности идеалистически настроенных группировок, но не обошлось тут и без хорошей связки с торговыми интересами новых национальных государств. Такой противник, как конопля, не имел союзников в высокоразвитых индустриальных странах. Индию, Пакистан и Тунис никто и слушать не хотел. Многие другие страны также выступили на стороне противников запрета, не в последнюю очередь из-за тревоги, что коноплю заменит более опасный, по их мнению, наркотик – алкоголь. Что до алкоголя, то, как мы уже имели возможность наблюдать, все попытки установить над ним международный контроль так ни к чему и не привели. Чтобы там себе ни думали индусы и арабы, но на коноплю наложили полный запрет, а алкоголь продолжил свое победное индустриальное шествие.

Доминирование индустриальных стран проявляется и в других сферах. Бруун и др. (1975) решили выяснить, кто же они такие – влиятельные лица из влиятельных комитетов. В результате оказалось, что в основной массе они являются представителями западных стран. Книга об этих организациях получила название «Джентльменский клуб».

Доминирование индустриальных стран исчисляется в фамилиях в членских списках международных организаций. Еще оно исчисляется в кронах и ёре – или, точнее сказать, в долларах. Крупнейшим спонсором деятельности ООН являются США. Это касается и вопросов общего финансирования, но в особенности отдельных специальных вкладов. В целях приостановки ввоза наркотиков в страну, США пытаются убедить экспортеров выращивать другие культуры – скажем, кофе вместо опиумного мака, чай вместо коки. Однако многие страны воспринимают такие попытки как угрозу национальному суверенитету. Возникают целые движения против вмешательства США в чужие внутренние дела – как в Турции. Страны, выращивающие коку и опиумный мак, высказываются в том духе, что пусть лучше индустриальные страны занимаются своими наркоманами и не пытаются насильственными методами определять хозяйственные решения бедных крестьян на другом конце земного шара. Чтобы избежать критики по поводу вмешательства в чужие внутренние дела, США взяли на себя инициативу основания собственного фонда под эгидой ООН, который бы занимался поддержкой государств, решивших перейти на выращивание полезных культур – crop-substitution, или замещение сельскохозяйственных культур, как это называется на языке деятелей наркоконтроля.

Вкладываются немалые средства для прекращения производства опиума в странах золотого треугольника и Турции. На правительства этих стран оказывают мощное давление, дабы принудить их к сотрудничеству. Сжигаются или выкашиваются поля опиумного мака (Зили, 1981), и одновременно крестьян пытаются заставить перейти на выращивание других сельскохозяйственных культур, например, кофе! Особенно усердствуют США, но, как ни странно, отличается и Норвегия – видимо, на правах второго по величине спонсора. Особенно активную деятельность Норвегия развила в Бирме. Наверное, было бы разумнее тратить норвежские деньги на Данию.

Дания является признанным в Скандинавии специалистом по хлебобулочным изделиям. Датские булочки и датский хлеб нередко посыпаются мелкими черными зернышками. Вряд ли кого-то это может навести на мысли об опиуме или морфине, но если призадуматься, можно вспомнить общеизвестный факт – зернышки-то эти маковые. Как нельзя получить зерна, не выращивая мак, так нельзя и выращивать мак без того, чтобы кто-то не смог использовать его для производства опиума. Тут к тому же идет речь о целых плантациях мака. Многие страны закупают маковые зерна в Дании. Ежегодно Дания экспортирует замечательные зернышки на сумму в 30-40 миллионов крон, это важный источник валюты для страны и неплохой дополнительный доход для отдельно взятого крестьянина. Официальные источники полагают, что в 1982 году в Дании маком было засеяно 2000 гектар земли, два года спустя – 3000 гектар. Для тех, кто, как и мы, мало смыслит в сельском хозяйстве: 3000 гектар – это все равно что грядка с маками шириной в полметра и длиной в 60 километров. Приблизительно такой же участок сельскохозяйственных угодий в Бирме ежегодно удается уничтожить США и Норвегии (Зили, 1981, с. 6).

В 1984 году датские средства массовой информации взбудоражили общественность, обнародовав вышеизложенные сведения. Однако для экспертов это отнюдь не было новостью. В заявлении Совета по вопросам алкоголя и наркотиков, сделанном в сентябре 1984 года, в частности, говорится:

«Еще только 23 февраля сего года в Совете по вопросам алкоголя и наркотиков слушалось дело о нелегальном производстве опиума из датского опиумного мака. В тот раз Совет по вопросам алкоголя и наркотиков не нашел никаких новых обстоятельств, которые бы дали повод к рассмотрению вопроса об ограничении выращивания опиумного мака.

4 июля 1984 года по телевидению показали передачу «Крестьянин и мак», посвященную проблематике выращивания опиумного мака. В программе по большей части использовались материалы, появившиеся в октябрьском номере журнала «Наркомания» за 1983 год и вызвавшие широкий отклик и дебаты в прессе. Ничего нового к старой истории телепередача не добавила, если не считать информации о том, что на зеленых рынках и в цветочных магазинах можно купить сушеные стебли мака для последующего производства морфина, чем сделала еще более широко известным факт потенциальной возможности использования датского опиумного мака в качестве источника морфина».

К этому заявлению Совет по вопросам алкоголя и наркотиков прилагает стенограмму телефонного опроса, проведенного в различных датских нарколечебницах. Опрос ставил своей целью выяснить, что думают врачи по поводу возможности использования наркоманами датского опиумного мака. Были получены совершенно однозначные ответы: «Персонал значительной части нарколечебниц, расположенных вне Копенгагена, свидетельствует о том, что в настоящее время опиумный мак широко используется для нужд наркоманов. По всей видимости, раньше это явление не было столь распространенным. Наркоманы в основном используют зеленые растения, которые крадут с полей… молодежь считает чай из опиумного мака менее опасным, чем героин. «Произведено в Дании – значит, неопасно», по выражению одного врача… Этот вид наркомании особенно трудно поддается лечению. Врачи неоднократно сталкивались с такими случаями, когда пациенты либо отказывались соблюдать назначенные им предписания, либо прерывали начатый курс лечения, будучи не в силах устоять перед соблазнами рынка опиумного мака, предлагающего дешевый и легкодоступный товар… Состояние рынка обусловлено временем года, и поэтому в пустой сезон можно ожидать наплыва желающих, пришедших «очиститься от яда». Тогда перед врачами встает проблема найти места и средства для удовлетворения возросшего спроса».

Исходя из вышеизложенного, можно подумать, что Совет по вопросам алкоголя и наркотиков порекомендует министерству социальных вопросов предпринять шаги против возделывания крестьянами опиумного мака. Не тут-то было. Все инструкции по усилению контроля ограничились попытками сделать противозаконным распространение тех частей растения, которые можно использовать для производства опиума. К тому же, выращивающим мак на зерна следовало в обязательном порядке уничтожать все содержащие опиум части растения после снятия урожая. Помимо этого настоятельно рекомендовалось объявить противозаконной любую форму импорта сушеного опиумного мака. Хозяин бережет свое добро. Это касается и интересов земледельцев.

В связи с эпизодом с опиумным маком встает также ряд вопросов об основных направлениях сотрудничества между скандинавскими странами. Посредническая организация в Швеции ни разу не поднимала вопроса об опиумном маке. Шведская полиция в течение долгих лет имела постоянное представительство в Копенгагене. Но она не стала бить тревогу, и шведская общественность продолжала пребывать в неведении. Регулярно поступали отчеты, живописующие ужасы Кристиании, но в них не было ни слова о маковых полях.

Направленность международной политики по борьбе с наркотиками на соблюдение интересов индустриальных стран проявляется и в других сферах. Мы уже говорили о том, что опиумные акции в странах золотого треугольника тесно связаны с более масштабными внутренними и международными конфликтами. Другим ярким примером в этом отношении могут служить обвинения Китая в наркоторговле. В 50-е годы Гарри Энслинджер был твердо убежден, что Китай является основным поставщиком героина в США. Целями Китая якобы было пополнение валютного запаса и подрыв морального и физического состояния американского народа. В 1954 году Энслинджер сделал следующее заявление: «У нас на глазах осуществляется продолжение и развитие плана двадцатилетней давности – обеспечить денежными ресурсами революционную деятельность и сделать людей зависимыми при помощи торговли опиумом и героином. Эти операции проводятся также на всех новых территориях, попадающих под юрисдикцию Китая. Китайским властям удалось искалечить и загубить большие группы населения, которые за последние 40 лет усилиями демократических стран были освобождены от наркотической зависимости» (Комиссия по наркотическим средствам, 1954).

Но Энслинджер поспешил со своим заявлением. Отношения между США и Китайской Народной Республикой резко пошли на лад, и любые обвинения Китая в производстве наркотиков со стороны США прекратились. Но за это время Китай приобрел новых врагов. Теперь уже Советский Союз стал жаловаться на вредоносное участие Китая в наркоторговле. В 60-е годы в газете «Правда» утверждалось, что доходы Китая от нелегальной торговли наркотиками достигают 12-15 миллиардов долларов в год. На деле все указывает на то, что оба промышленных гиганта – США и Советский Союз – взяли за основу своих обвинений одно и то же свидетельство. Свидетельство, мягко говоря, ненадежное. В Женеве есть международная лаборатория, занимающаяся наркотиками. Главной ее целью является выяснить происхождение различных партий наркотиков. В каждой стране берутся пробы – опиум, произведенный в Турции, может сильно отличаться от произведенного в Китае. Потом конфискованные наркотики сравнивают с имеющимися в лаборатории образцами. Труднее всего раздобыть хорошую выборку образцов наркотиков, произведенных в разных странах. В случае с Китайской Народной Республикой пришлось воспользоваться любезной помощью правительства Тайваня – острова, находящегося в состоянии войны с КНР. Группа инспекторов ООН, сопровождаемая наблюдателем из США, в 1972 году не нашла никаких доказательств того, что Китай занимается экспортом наркотиков.